Информационно-аналитическое агентство

Дело о 1500 квартирах снова поедет в апелляцию

По итогам повторного рассмотрения первого дела о хищении 1500 квартир основным обвиняемым в два раза снизили сроки. Приговор будет снова обжалован – резонансная история выходит на третий круг.

Чтение приговора в Дзержинском районном суде закончилось после обеда 27 декабря. Как будто специально хотели уложиться под новогодние каникулы, чтобы избежать масштабного резонанса в СМИ, надеясь, что к середине января история сама собой уйдёт на второй план. Хотя надежды беспочвенные. Три года назад следователи перестарались, раздувая пафос вокруг мнимого хищения 1500 квартир, принадлежавших муниципалитету. За время расследования развеялись многие мифы. Эпизодов оказалось на порядки меньше. Пострадавших льготников не нашлось. Схема продажи квартир для пополнения бюджета через агентства недвижимости была признана законной. Даже не удалось прояснить, что же именно крали обвиняемые – то ли квартиры, то ли деньги за их реализацию. Потому что по факту деньги за проданную недвижимость поступали в бюджет, и мэрия получала прибыль от этих операций.

Напомним, что история на сегодняшний день вылилась в два уголовных дела. Первое по 26 эпизодам продажи квартир было возбуждено против бывшего заместителя начальника управления по жилищным вопросам Андрея Гудченко, директора агентства недвижимости Павла Селякина, риэлтора Людмилы Епихиной и оценщика Валерии Селякиной. Второе по 52 эпизодам – против бывшей начальницы управления по жилищным вопросам Светланы Стыниной и предпринимательниц Веры Глотовой и Елены Камерзановой. По мнению следствия, обвиняемые продавали квартиры муниципалитета по ценам ниже рыночных, а затем риэлторы перепродавали их дороже и делились разницей с чиновниками. Стынина, которую считали главным фигурантом, посидев под стражей, заключила сделку со следствием и дала показания по делу против Гудченко и прочих, ни один из которых вины не признал. 15 декабря 2016 года Дзержинский районный суд признал их виновными в хищении муниципальных денег в размере 18 млн рублей. Гудченко получил 8 лет колонии, Селякин – 7, Епихина и Селякина – 6 и 4 года условно.

Позже Стынина отказалась от сделки со следствием. Бывшая чиновница заявила, что её принуждали оговорить себя и других обвиняемых. 27 марта Новосибирский областной суд отменил приговор Гудченко, Селякину, Епихиной и Селякиной, отправив дело на новое рассмотрение. В апелляционной инстанции обнаружили «нарушения фундаментальных основ уголовного судопроизводства, последствия которых привели к нарушению права сторон на справедливое судебное разбирательство», противоречия в приговоре и сложность правовой оценки содеянного. В том числе, судьи в апелляции отметили подмену понятия хищения – то ли деньги были украдены, то ли всё-таки квартиры.

Прокуратура использовала в процессе те же аргументы и доказательства (за исключением показаний Стыниной, взявшей слова назад). Но в прениях для обвиняемых запросили сроки меньшие, чем год назад – 6 лет колонии для Гудченко, 5 для Селякина, Епихиной 5 лет условно, одной Селякиной опять 4. Защита настаивала на оправдательном приговоре. В процессе выяснили, что квартиры мэрия продавала по ценам, установленным не обвиняемыми, а планово-экономическим управлением мэрии или независимыми оценщиками. Деньги, якобы похищенные, принадлежали не муниципалитету, а агентству недвижимости. При новом рассмотрении дела была проведена судебная экспертиза рыночной стоимости квартир при продаже, показавшая, что все квартиры по предъявленным эпизодам были проданы по рыночным ценам. Сибирский региональный центр судебных экспертиз при Министерстве юстиции установил, что стоимость приобретения квартир мэрией по всем предъявленным эпизодам обвинения составила 38,465 млн. рублей, а выручка муниципалитета от их продажи составила 54,964 млн.руб. Прибыль мэрии от продажи квартир составила 16,498 млн. рублей.

Суд по-своему оценил убедительность аргументов обвинения и защиты. Гудченко и Селякин вновь приговорены к реальным срокам заключения, на сей раз в два раза меньшим – 4 и 3,5 года. Епихина и Селякина получили условно 3,5 и 3 года. Приговор выглядит как компромисс. Судья окоротила притязания следствия и обвинения, в то же время, показав, что усилия правоохранителей не напрасны. Но обвиняемых исход дела не устроил. Вердикт будет обжалован в Новосибирском областном суде – второй раз.

События развиваются по типовому сценарию для дел, которые на старте обещали звездопад на погоны, а к финалу трещали по швам. На новом круге обжалований реальные сроки обвиняемым могут вновь подсократить, с тем, чтобы через некоторое время присуженное стало сопоставимо с отсиженным. Чтобы Гудченко и Селякину стало выгодней попроситься на свободу через механизм условно-досрочного освобождения, чем писать очередные жалобы. Но поскольку дело остаётся в фокусе внимания СМИ, затягивание окончательного финала не в интересах следствия, потому что на каждом повороте позиция обвинения выглядит менее убедительно. А кроме областного суда, дело может дойти и до Москвы: обвиняемые намерены добиваться оправдания столько, сколько потребуется.