Отопительный сезон подогрели анонимками

Перед новогодними каникулами в нескольких районах Новосибирска расклеили плакаты с наездами на СГК. Это уже второй тираж анонимных призывов к усилению контроля за монополистом. Кому выгодно оплачивать такую кампанию?

Первый тираж плакатов с тезисами «Хватит грабить народ!» и «Нет тарифному беспределу!» появился в Новосибирске в середине декабря. Как раз тогда, когда власти утвердили рост тарифов на тепло в 2019 году на 4,95%, оставив энергетиков неудовлетворёнными. Впрочем, на этом фоне новосибирский филиал «Сибирской генерирующей компании» боролся с прорывами на теплотрассах, и авторы анонимок интерпретировали события так, будто ремонт сознательно затягивается ради повышения размера оплаты. Тему развили во втором выпуске плакатов, где СГК призывают «перестать врать» о том, что они «готовят город к зиме».

Расклейка похожа на элемент предвыборной борьбы из арсенала «чёрных технологий». Яркий дизайн и качественная полиграфия при отсутствии выходных данных говорят о наличии соответствующего опыта у заказчика или исполнителя. Подобные работы оплачиваются по высоким тарифам, дороже обычных рекламно-информационных кампаний. Если кто-то решил так потратиться, значит, он рассчитывает каким-то образом оправдать вложения.

СГК стала хозяйкой новосибирской энергосистемы весной 2018 года. Компания запустила масштабные перемены сразу по нескольким направлениям. Изменение сложившегося порядка всегда оставляет кого-то недовольным. Оптимизация штатов, перевод ТЭЦ-5 на бурый уголь, замещение городских котельных, изменения подходов к выбору подрядчиков, требовательный подход к должникам – все эти шаги могли провоцировать скрытое или открытое противодействие заинтересованных лиц. Однако не каждому интересанту было бы по силам или по карману организовать и оплатить анонимную информкампанию на улицах города. Да ещё при неочевидной пользе.

Версий несколько. Во-первых, здесь могут проявляться интересы поставщиков каменного угля, лишившихся стабильного рынка сбыта после перевода ТЭЦ-5 на новое топливо. На кону объём поставок порядка 3 млн тонн угля в год. Куш, конечно, хороший. Но сценарий возвращения крупнейшей новосибирской ТЭЦ к сжиганию каменного угля выглядит нереальным. Точно так же сомнительной кажется гипотеза о наличии некоего игрока, стремящегося оттеснить от поставок бурого угля СУЭК, которому юридически принадлежит СГК. Так что интерес угольщиков к «чёрной» информкампании выглядит неубедительно. Оплатить они её, безусловно, могли бы. Оправдать в свою пользу – вряд ли.

В кругу новосибирских общественников обсуждается версия, будто листовки против СГК связаны с активностью должников энергосистемы. Самый крупный конфликт в этой стезе связан с компаниями Алексея Джулая. Энергетики судятся с юрлицами владельца группы «Дискус» за долги по теплоснабжению. Чтобы не растить новую задолженность, с октября подразделения СГК начали переводить жителей жилмассива «Плющихинский» на прямые договоры, отодвинув управляющую компанию Джулая «Достойный сервис». Спор идёт о сумме почти в 200 млн. Джулай неоднократно участвовал в выборах в горсовет, он знаком с технологиями всех цветов. Возможности организовать кампанию против СГК у него есть. Но в чём задача? Добиться от энергетиков отзыва исков или отказа от перевода жителей «Плющихинского» на прямые договоры? Такие сценарии маловероятны. Прочие конфликты энергетиков с должниками менее масштабны, там фигуранты не тянут на организаторов «плакатной войны».

Не видно масштабных оппонентов и в теме географической экспансии СГК, подразумевающей выкуп городских котельных у нынешних владельцев. Кто-то соглашается на предложения энергетиков, кто-то нет, но, в любом случае, конфликтного, ультимативного торга здесь пока не замечено.

Ещё есть версия, что организовать производство и расклейку плакатов могли активисты, стремящиеся монетизировать общественный контроль за деятельностью СГК. Победа в «тарифной войне» 2017 года вскружила голову некоторым её участникам. В диалогах по поводу тарифов (и не только на тепло) часть общественников стала по поводу и без угрожать новыми митингами, случись что. Митинги на пустом месте не собираются, и, теоретически, плакаты с наездами на СГК могут распространять специально, чтобы будоражить горожан, подогревать протестные настроения. Кое-кто из общественников мог бы в это вложиться или занять у спонсоров.

Но опять же непонятно, как отбивать эти раскованные инвестиции? Кто бы ни вкладывался в анонимную кампанию, ему рано или поздно придётся объявить о своих интересах, чтобы энергетики имели бы возможность их удовлетворить. Момент, конечно, рискованный, поскольку в руководители энергосистемы пугливых обычно не берут. Но бессмысленно надеяться, будто в СГК сами догадаются о подлинных причинах наезда и возьмутся их устранять.

Кстати, о митингах. В 2017 году протестовавшие против резкого роста тарифов выходили на площадь с требованиями к власти, а не к энергетикам. Это было политическое действие. Поэтому и сейчас есть мнения, будто плакаты по ночам расклеивали фактически не против СГК, а против властей, якобы недостаточно хорошо контролирующих монополиста. Теория небеспочвенная, только непонятно, зачем делать это анонимно? Кто получит политические дивиденды, если избиратели не знают героя в лицо? Пока остаётся гадать, кому не жалко палить ресурсы на странную войну с энергосистемой. В итоге либо инвестиции в анонимки будут признаны нецелесообразными и их поток прекратится, либо «инвестор» обозначится со своими реальными интересами.