Вложения в безопасность шахт пересчитали на убытки

Губернатора Кузбасса Цивилёва ввели в заблуждение насчёт долгов новосибирских компаний, работавших с шахтами «Заречная» и «Алексиевская». Подмена понятий с подачи налоговой может привести к политическим проблемам.

6 декабря состоялось очередное заседание Арбитражного суда Кемеровской области по иску региональной налоговой инспекции о взыскании убытков с компаний и физических лиц, которых считают причастными к контролю над деятельностью «Заречной», обанкроченной в 2016 году. Уже несколько заседаний подряд суд рассматривает вопрос о назначении экспертизы, способной прояснить обоснованность претензий налоговиков на 3 480 922 рублей. Похожее дело идёт по шахте «Алексиевская». В каждом более 10 ответчиков. В том числе, суд по инициативе налоговой привлёк 5-летнюю дочь бизнесмена Юрия Сазонова. Процесс идёт медленно, потому что «нападающие» постоянно уточняют требования и вносят сумятицу противоречивыми аргументами, не давая судье возможности назначить экспертизу. Из-за того, что дело затягивается, люди и компании со стороны ответчиков испытывают известные неудобства под гнётом ограничительных мер в виде ареста активов и денежных средств.

В свете трагедии на шахте «Листвяжная» суть истории вокруг «Заречной» выглядит особо неоднозначно. В 2017 года стараниями компании «УглеТранс», ставшей крупнейшим кредитором обанкроченных предприятий в городе Полысаево, «Заречную» и «Алексиевскую» взялись выводить из кризиса, восстанавливать на них производство. Прежде всего, для этого необходимо было решать проблемы безопасности. На «Заречной» к тому времени из-за эндогенного пожара часть шахты была затоплена. Шахтоучасток «Октябрьский» фактически тонул и подтапливал Полысаево. Обогатительная фабрика была в нерабочем состоянии. На «Алексиевской» производство стояло. Чтобы восстановить добычу, пришлось сначала разбираться с пожаром, осушать шахты, перезапускать полностью систему безопасности. Теперь же налоговая в суде отмахивается от расходов, понесённых кредиторами. Удалось бы запустить на шахтах в Полысаево добычу заново без вложений в безопасность?

Руководство кемеровской налоговой считает, что некая группа лиц, получив контроль над обанкроченными шахтами, с 2017 по 2019 годы брала у предприятий рядовой уголь по низким ценам, затем обогащала на фабрике, переданной в аренду, и продавала за рубеж уже за дорого. По мнению налоговиков, шахты могли и сами справиться с такой задачей, поставляя каменное топливо на экспорт без посредников. При этом в расчёт не берётся фактор конкурсного производства, в котором находились предприятия. Последняя фаза процедуры банкротства накладывает жёсткие ограничения. В том числе, на возможность вести экономическую деятельность.

Кроме того, чтоб поставлять уголь на экспорт «за дорого» сначала нужно было восстановить его производство и обогащение. Ни у шахт, ни у региональных властей денег на это не было. Власти Кузбасса безуспешно обращались во все крупные угольные компании. Откликнулся на призыв о помощи только Сазонов, взявший для шахт кредит под личное поручительство. В качестве мотивации для бизнесмена обладминистрация обещала содействие с лицензиями на новые месторождения.

Жизнь повернулась так, что после полного восстановления работоспособности шахт, занявшего два года, вместо поддержки бизнесмен и его 5-летняя дочь получили иски о привлечении к ответственности за убытки. Налоговая насчитала их, исходя из убеждённости, что без участия кредиторов шахты-банкроты заработали бы больше, и, соответственно, щедрей делились бы с казной. Позиция более чем спорная.

Тем временем налоговики пытаются усилить свои позиции привлечением силовых структур. Как уже рассказывал ЦДЖ, 11 ноября в администрации Кемеровской области прошло совещание с участием губернатора Сергея Цивилёва и заместителя начальника Федеральной налоговой службы РФ Константина Чекмышева. Наряду с другими вопросами, представитель областного ФНС Татьяна Евстегнеева на совещании завела речь о сложностях со взысканием денег с Сазонова и «УглеТранса». Участники совещания утверждали, что прозвучало прямое указание представителям силовых структур — любой ценой найти повод для возбуждения дела в отношении Сазонова.

Важная деталь, которую удалось выяснить чуть позже: на совещании Цивилёву и Чекмышеву сообщили, что у Сазонова и кредиторов «Заречной» никак не могу отсудить долги по налогам. В этом контексте не удивительна агрессивная реакция чиновников: недоимка по налогам сейчас идёт за смертный грех. Но в действительности спор идёт об убытках, наличие которых налоговики ещё не доказали в суде. При этом задолженности по налогам нет. Дезинформировав областное руководство, удалось добиться неадекватной политической реакции.

События последних недель показали, что на ровном месте дело возбудить не удалось. Вероятно, причиной тому, как раз и является неоднозначность претензий налоговой. Цивилёв, скорее всего, уже в курсе. Наверняка до губернатора также довели, наконец, информацию об аресте президента ООО «Шахта Сибирская» Виктора Шевцова за попытку подкупить сотрудника Ростехнадзора. Ранее надзорное ведомство добилось остановки предприятия за незаконное строительство обогатительной фабрики. Летом прокуратура вчинила предприятию иск на 548 млн рублей за ущерб почвам. Контролирует «Сибирскую» бизнесмен Виктор Нусенкис, бывший владелец «Заречной» и «Алексиевской», после ухода которого шахты ушли в банкротство с долгами более 70 млрд рублей. С Нусенкиса убытки взыскивать не пытаются, а его адвокат Дмитрий Захаров выступает в суде против кредиторов «Заречной» на стороне налоговой. Отчётливые сигналы о необходимости переоценить вложения в безопасность полысаевских шахт налоговики пока игнорируют. Может быть, после разбора вокруг «Листвяжной» до этого дойдут руки у областной власти.

О необходимости разобраться с позицией налоговой говорит и развитие событий вокруг «Алексиевской». После нескольких лет в безуспешных попытках продать шахту, летом 2021 года кредиторы договорились отдать её за 35 млн рублей покупателю, гарантировавшему шахтёрам сохранение рабочих мест со стабильной зарплатой, а так же погашение многомесячных долгов по заработной плате, которые существовали к тому моменту. Тогда ФНС выступила против, а Евстегнеева обжаловала решение собрания кредиторов по мотиву, что предприятие якобы пытаются продать за бесценок. При этом в судебных заседаниях заявлялось, что на шахту есть покупатели за достойные деньги.

По требованию ФНС торги вновь начали с цены более 600 млн. Постепенно цена снизилась до 235 миллионов, но покупателя так и не нашлось. Шли месяцы, на предприятии снова появились долги по зарплате, по этому поводу было возбуждено очередное уголовное дело. На этой неделе состоялось очередной собрание кредиторов шахты «Алексиевская» и теперь уже ФНС проголосовало за снижение цены продажи до 85 млн рублей. Этого должно хватить на погашение текущих долгов по зарплате, которую шахтёрам давно мог платить ответственный собственник. Но покупателя, готового заплатить и такую цену на сегодня нет, а социальные проблемы вокруг предприятия, которые можно было снять ещё летом, только растут.

На вопросы участников собрания, как же надлежит поступать, если шахта вновь не будет продана за согласованную цену, представитель ФНС заявил, что «тогда возможно придется продавать шахту по частям». Это может привести к катастрофе, поскольку тогда уже сохранить рабочие места не удастся.

Неизвестно, чем объясняется противоречивая активность ФНС, которая в одном случае агрессивно направлена против тех, кто пытался спасти шахты и сохранить рабочие места, а в другом — может привести к социальной катастрофе, которую и пытались предотвратить ответчики по сегодняшним искам. Но, возможно, во главу угла ставятся личные амбиции конкретных участников спора, а не государственный интерес.