Предпринимателям показали, где видели их права

Выборы уполномоченного по правам предпринимателей в Новосибирской области показывают, что интересы делового сообщества играют декоративную роль: ценность должности омбудсмена в возможности для политического размена.

Это стало очевидным после депутатских слушаний по кандидатурам в омбудсмены, прошедших в Законодательном собрании 22 января. Наблюдатели отметили невысокий уровень интереса – познакомиться с программами претендента на пост уполномоченного, от активности которого зависит состояние инвестиционного климата региона, собралась лишь четверть депутатского корпуса, и то не все досидели в зале до конца. Причиной столь низкого интереса народные избранники в неофициальных разговорах с ЦДЖ назвали предопределённость решения вопроса. Хотя на самом деле точка ещё не поставлена, как бы того ни хотелось группе поддержки Николая Мамулата. И большинство депутатов, похоже, просто не захотело играть предложенные им роли.

Мамулат является ветераном «Единой России». В 2015 году он не смог переизбраться в Законодательное собрание, но продолжил поддерживать партийные инициативы. В том числе, в роли регионального координатора проекта «Старшее поколение». Коллеги-однопартийцы рассматривали разные варианты трудоустройства Николая Егоровича. В конце лета 2018 года его кандидатуру называли в числе возможных соискателей поста уполномоченного по правам человека. Но розыгрыш той должности фактически вылился в интригу против экс-сенатора Надежды Болтенко, в итоге которой решили сохранить на посту действующего омбудсмена Нину Шалабаеву. На стартовавший следом конкурс по выбору уполномоченного по правам предпринимателей Мамулата номинировал вице-спикер заксобрания Валерий Ильенко, пока ещё возглавляющий новосибирское отделение ЕР.

В то же время депутат Юрий Зозуля, также входящий во фракцию ЕР, выдвинул на пост омбудсмена Наталью Пинигину – малоизвестную среди политиков персону, пользующуюся авторитетом в деловых кругах. У Пинигиной 20-летний предпринимательский и юридический опыт, два высших профильных образования. На фоне военного образования Мамулата, на деловой стезе особо не проявившего талантов, Пинигина изначально выглядела более подготовленной к профессиональной правозащитной деятельности в предпринимательской сфере. Она публично представила свою программу в нескольких интервью для СМИ. Мамулат держал карты закрытыми.

16 января губернатор Андрей Травников встретился с представителями МАРП и других деловых союзов. Место встречи — завод «Сиблитмаш» — можно считать символичным, поскольку там работал нынешний бизнес-омбудсмен Виктор Вязовых. Однако в релизе по итогам встречи о выборах уполномоченного не было ни слова. В комментарии в «фейсбуке» президент МАРП Сергей Карпекин написал: «Учитывая активность депутатов по этому вопросу, можно констатировать, что должность уполномоченного пошла в политический размен, к сожалению».

Происходившее на депутатских слушаниях даже на «политический размен» не тянуло. Скорей походило на междусобойчик, в котором круг сторонников Мамулата, вынужденный соблюсти некоторые формальности, должен был обеспечить поддержку своему кандидату. Николай Егорович даже не удосужился представить программу, заявив, что расскажет о ней, когда его утвердят. Пинигина, напротив, выступила с подробной презентацией, рассказав про намеченные проекты и предложив критерии оценки эффективности работы омбудсмена. Ряд депутатов даже отметили преимущества её планов. Но высказались всё равно в поддержку Мамулата с аргументами «я знаю его 18 лет», «а я 15», «а я 10», и «он хороший парень». В ответ на возражение, что хороший парень это не профессия, председательствующий глава бюджетного комитета заксобрания Александр Морозов заявил «Это большая профессия!».

Александр Владимирович на слушаниях жёг напалмом. В ответ на реплику представителя «Опоры России», удивившегося, почему им навязывают Мамулата, игнорируя мнения профессиональных предпринимательских объединений, Морозов поднял крик, что это на грани хамства, и депутаты лучше знают, кому и как бизнес защищать.

После такого стало понятно, что представителям деловых союзов дальше выступать бессмысленно. За Пинигину, помимо «Опоры», успели высказаться МАРП и «Деловая Россия». Также в её поддержку к губернатору Андрею Травникову и спикеру заксобрания Андрею Шимкиву письменно обратились Новосибирская торгово-промышленная палата, Национальная сеть распространителей прессы «Союзпечать», Ассоциация малоформатной торговли, советы поддержки и развития предпринимателей 10 районов Новосибирска, Ассоциация предпринимателей Бердска, саморегулируемая организация аудиторов Ассоциация «Содружество», Союз организаций в сфере ЖКХ «Единство». За Мамулата высказался лишь один представитель бизнес-сообщества, президент «Объединения транспортников Сибири» Вячеслав Трунаев. Который, опять же призвал поддержать Николая Егоровича, как офицера и товарища, знакомого с 1989 года. Профессиональные качества и тут оказались не в счёт. Хотя, например, отсутствие юридического образования у Мамулата означает, что он, как омбудсмен, будет ограничен в правах и возможностях в ситуациях, требующих судебного вмешательства.

По итогам слушаний голосование не предусмотрено. Однако Морозов решил закрепить результат, призвав коллег проголосовать за рекомендацию кандидатуры. За Пинигину поднялось семь рук. Тут Морозов резко напомнил коллегам, зачем их собрали, и за Мамулата поднялось уже 19 рук – включая тех, кто только что голосовал за его соперницу. В итоге из участников слушаний Пинигину поддержала только Дарья Украинцева.

Но в целом в заксобрании 76 депутатов, и на сессии 31 января расклад может быть другим. На слушаниях мнение бизнес-сообщества было демонстративно проигнорировано депутатским меньшинством. Если большинство продержится того же курса, к новому омбудсмену вопросов будет ещё больше, чем к прошлому. И главный касается целесообразности существования этого института за бюджетный счёт. Утверждать омбудсмена будет губернатор, и для него ещё не поздно выступить арбитром в этой ситуации, поддержав выбор деловых кругов. Иначе это будет уполномоченный для друзей-депутатов, а права предпринимателей в этой истории значат не больше, чем фиговый лист.