Информационно-аналитическое агентство

Кехмана задвигают на запасный путь

Постоянные скандалы вокруг Владимира Кехмана утомили его покровителей: гендиректор НГАТОиБ покидает свой пост и до поры, до времени, уходит на второй план.

Неравнодушная к оперному и балетному искусству общественность Новосибирска, боровшаяся против Кехмана долгие два года, может праздновать промежуточную победу. 13 июля он объявил об уходе в отпуск и об увольнении с поста директора театра, переименованного им в НОВАТ. «Пока я ухожу в очередной отпуск. Решение о том, как и в какой должности я продолжу свою работу в НОВАТе, будет принято в сентябре, перед началом нового сезона», – заявил Владимир Абрамович «Известиям». За день до того в интервью «Ленте.ру» Кехман козырял гораздо более решительными заявлениями.

Скандалы вокруг обанкроченного владельца банановой империи, проходящего фигурантом по уголовному делу о многомиллиардном хищении денег Сбербанка, возникают с великолепной регулярностью. До последнего времени казалось, что это всех устраивает. У антагонистов Кехмана были постоянные поводы напомнить о себе комментариями. У Владимира Абрамовича – поводы показать, как он крут, что любые обвинения и нападки ему ни по чём. Для министерства культуры скандалы тоже отчасти шли в зачёт, потому что постоянно напоминали всей пригосударственной культурной тусовке, каким бывает наказание за крамолу типа «Тангейзера». Даже зрители, поклявшиеся не ходить в театр до тех пор, пока там будет дух Кехмана, не оставались внакладе: они немало сэкономили, поскольку цены на билеты стараниями Владимира Абрамовича взлетели на премиальный уровень.

Но история с декретным отпуском Кехмана во Франции стала для его кураторов последней каплей. Одно дело, когда государев сатрап во культуре навязывает публике православно-развлекательные коктейли, мотыляясь между кредиторами и следователями внутри страны. Совсем другое дело, когда директор одного из крупнейших государственных театров с зарплатой в миллион рублей оказывается в долгосрочном отпуске по уходу за ребёнком на Лазурном берегу. При этом, как известно, зарплату за Кехмана получает его финансовый управляющий, рассчитывающийся с кредиторами, а у самого Владимира Абрамовича официально нет ни доходов, ни сбережений, ни имущества.

Первой о декретном отпуске Кехмана сообщила депутат новосибирского горсовета Наталья Пинус. Далее информацию подтвердила руководитель департамента культуры, спорта и молодёжной политики Анна Терешкова, а следом и федеральный минкульт. Неделю массмедиа всея Руси смаковали декрет банкрота-театрала, после чего Кехману пришёл однозначный сигнал из Москвы: скандал необходимо замять. Владимир Абрамович поспешил на родину.

По сведениям ЦДЖ, он планировал раздать интервью разным СМИ, чтобы убедительно показать свои по-прежнему непоколебимые позиции. Но дальше упомянутой «Ленты» дело не пошло. Кехман едва успел похвастаться всеобъемлющей поддержкой со стороны минкульта и обвинить во лжи депутата Пинус. Правда, заявив, что он якобы «никаких отпусков не брал», Владимир Абрамович практически подставил отца родного – ведь министерство культуры официально подтвердило уход директора театра в декрет.

Если вспомнить все истории вокруг Кехмана в новосибирском оперном, то не счесть тех раз, когда он, мягко сказать, путался в показаниях. Эксперты ЦДЖ не единожды предсказывали, что этот вечный генератор скандалов достаточно быстро надоест московским покровителям. Ведь и оппоненты у Владимира Абрамовича тоже очень серьёзные. Из публичных достаточно назвать Германа Грефа. И каждый раз, когда Кехман оступался, это использовали против него по всем фронтам.

Примечательно, что за последние два года в новосибирской элите сформировался круг ценителей таланта Кехмана, как менеджера. В том числе, и среди высокопоставленных чиновников. Это ещё одно объяснение, почему Владимир Абрамович не оказался под уголовным делом за нарушения при ремонте здания, как памятника архитектуры. Даже без указаний из столицы, на некоторые грехи закрывали глаза на местном уровне: ответственных лиц устраивали результаты преобразований в оперном. Но публично ни один местный чиновник (тем более силовик) не высказывался в поддержку Кехмана. Для местных уже давно очевидна «токсичность» этого театрального менеджера.

По закону о банкротстве, гражданин, признанный несостоятельным, по завершении процедуры реализации имущества утрачивает право занимать руководящие должности. Немногочисленные (официально зарегистрированные) пожитки Кехмана уже проданы с молотка. В интервью «Ленте» Владимир Абрамович заявил, что надо подождать решения суда, запрещающего ему занимать должность, а после уже решать, как быть дальше. И вот буквально два дня спустя он объявил об уходе, не дожидаясь исхода процесса. Информацию оперативно подтвердил министр культуры Владимир Мединский. Обязанности гендиректора новосибирского театра переданы уже не бывшему топ-менеджеру пивоваренной компании «Балтика» Снежане Любарь, которую Кехман оставлял вместо себя на время декрета, а главному режиссёру театра Вячеславу Стародубцеву, что выглядит уже не столь скандально.

Впрочем, Стародубцев, скорее всего, фигура временная. Высока вероятность, что Кехман сохранит влияние на управление театром в каком-нибудь статусе. Но проявится он не сразу, а лишь когда улягутся страсти. Владимир Абрамович стал слишком сильным раздражителем, прочно ассоциирующимся с федеральным центром. С одной стороны, на финишной прямой президентской кампании такие возмутители спокойствия не нужны. С другой, Кехмана всегда можно вытолкнуть под свет рампы, чтобы на его фоне померк любой другой скандальный информационный повод. И московские политтехнологи наверняка воспользуются этим свойством Владимира Абрамовича ещё не раз.