Условное правосудие для дела Богорада

Уголовное дело о мошенничестве во ФГУП «ФТ-Центр» было возбуждено 10 лет назад – сейчас завершается суд над ключевым фигурантом Евгением Богорадом. Несмотря на бегство за границу от следствия, бизнесмен рассчитывает избежать заключения.

В конце нулевых Богорад был известной личностью в новосибирских деловых кругах. Его влияние связывали с поддержкой экс-губернатора Виктора Толоконского. Контролируя ОАО «Новосибирскгеология», в 2006 году предприниматель получил предложение возглавить новосибирский филиал «ФТ-Центра», ранее известного под названием «Федеральный центр логистики». Этот ФГУП под крылом Росимущества собирало по стране интересные государственные активы, отбившиеся от вертикали по разным обстоятельствам. В Новосибирске, к примеру, таким оказалась гостиница «Сибирь» на улице Ленина: пройдя через эффективный менеджмент федералов, она, в конечном счёте, была продана сети отелей Azimut.

Работа у Богорада на новом поприще пошла так хорошо, что в 2008 году его пригласили на повышение в Москву. Вскоре после его переезда Росимущество организовало проверку новосибирского филиала «ФТ-Центра». Но основе её материалов в 2009 году было возбуждено уголовное дело о мошенничестве на четверть миллиарда рублей. По версии следствия, 130 млн было потрачено на фиктивную охрану объектов силами подконтрольных Богораду фирм. Ещё 120 млн было выведено за услуги, фиктивно оказанные филиалу «дружественными» юрлицами. Фигурантами дела стали десять человек, включая родную сестру и племянника Богорада, которых он трудоустроил в филиал. Они немало посидели в СИЗО, но в итоге получили условные сроки, как и почти все прочие фигуранты (двое были оправданы). Игорь Фоменко и Татьяна Медведева, которые скрывались от следствия, но в 2016 году сдались правосудию и через упрощённое рассмотрение дела в суде отбыли в свободную жизнь с условными сроками.

Богорад скрывался до начала 2017 года. Поначалу в США, а с 2010 года в Израиле. Предпринимателя объявили в международный розыск, его вроде как искал Интерпол. Но в земле обетованной Богорад не скрывался, оставаясь, в том числе, в поле зрения российских силовиков. Для нас не было секретом, что в 2014 году бизнесмен сменил имя и получил паспорт, как Элсамех Рами.

Вернувшись на родину, Богорад-Рами беспрепятственно добрался до ГУ МВД по Новосибирской области, что позволяет думать о предварительной договорённости с кем-то влиятельным из правоохранительных структур. Бизнесмен отдался следствию, не признав вину. Его обвинили в хищении 236 млн рублей и покушении на хищение ещё 138 млн рублей. За мошенничество с гораздо меньшими суммами подозреваемых отправляют в СИЗО. Богорада, скрывавшегося за рубежом 8 лет, оставили на свободе, что также наводит на мысль о возможных договорённостях.

Предприниматель вернулся в Новосибирск тогда, когда точки в процессах по всем остальным фигурантам его дела уже были поставлены. Фактически была сформирована основа для условного приговора, позволяющего перелистнуть неудачную страницу жизни и вернуться в бизнес уже без всяких обременений из прошлого.

Осенью 2018 года, когда Центральный районный суд уже вёл дело Богорада к финалу, при скандальных обстоятельствах ушли в отставку прокурор Новосибирской области Владимир Фалилеев и председатель областного суда Римма Шатовкина. Смена власти в ведомствах сопровождалась проверками. В поле зрения контролёров, среди прочего, были резонансные уголовные дела последних лет. Поскольку Богорад пользовался благосклонностью Толоконского, а Шатовкиной недоброжелатели ставили в вину сомнительные связи с семьёй экс-губернатора и экс-полпреда, процесс против предпринимателя мог заинтересовать проверяющих.

На прошлой неделе в суде начались прения сторон. Гособвинитель попросила для Богорада реальный срок на 6,5 лет заключения и штраф в 550 тысяч рублей. Интересно, что о компенсации ущерба, нанесённого мошенничеством на 236 млн, речи не идёт. Если же и в этом случае дело о хищении в «ФТ-Центре» закончится условным сроком, Центральный суд впору будет восхвалять, как самый гуманный в нашем реальном мире. И сопоставлять приговор с реальными сроками по другим делам о гораздо более скромных мошенничествах. Таких примеров у нас много.