С политических подмостков на театральную сцену

Последствия попытки сменить власть в новосибирском театре «Глобус» очевидны не для всех участников драмы. Следующей целью может стать «Красный факел». Из-за событий в Москве будущее Анатолия Кубанова под вопросом, ему нужен запасной аэродром.

История в «Глобусе» затмила прочие политические скандалы ноября. Напомним её пунктиром. При неких обстоятельствах коллектив театра узнал о решении министерства культуры сменить директора Елену Алябьеву на Виктора Старкова, в прошлом скандально известного политика и давнего партнёра руководителя областной организации партии «Справедливая Россия» Анатолия Кубанова. В минувшую субботу состоялось собрание коллектива, по итогам которого поднялся скандал в СМИ и соцсетях. Алябьева скрылась на больничном.

В понедельник 26 ноября глава минкульта Игорь Решетников встретился с журналистами и труппой, чтобы опровергнуть замену Алябьевой на Старкова. Министр признал, что с Алябьевой был некий разговор с неприятными вопросами, к которому планируется вернуться в декабре. Решетников отрицал причастность к визиту Кубанова и Старкова в театр, с которого, очевидно, и пошёл скандал на самом деле. Вольно или невольно, глава минкульта назвал приз, который может стоять на кону в этой игре – 105 млн рублей, которые ожидаются на ремонт театра в будущем году из федерального бюджета.

Дальше анализировать было уже проще. К тому же, не было недостатка в источниках – что в заксобрании, что в правительстве. Кубанов хорошо показал себя в качестве лояльного спарринг-партнёра Андрея Травникова на губернаторских выборах. За такую самоотверженность политик вправе рассчитывать на награду. Чем может быть интересен пост директора театра? Во-первых, 2019 в России объявлен годом театра, что обещает денежные дожди на храмы Мельпомены. Во-вторых, в областной иерархии сейчас в принципе не так уж много руководящих постов, которые можно занять без кровопролития. Театральная среда видится вполне травоядной. Кроме того, на этом поприще можно получать хороший оклад в придачу к солидному статусу. И, соблюдая известную осторожность, избегать уголовных рисков, характерных для госслужбы.

Делая политическую карьеру в 90-00 годах, Кубанов и Старков ставили на эпатаж, так что им театральная среда наверняка кажется родной. Да и вдохновляющий пример Владимира Кехмана не прошёл мимо. Околокультурная общественность до сих пор возмущается из-за его назначения руководителем оперного театра вместо Бориса Мездрича. А среди местных политиков и чиновников многие искренне восхищаются ушлостью и нахальством Владимира Абрамовича, которому уголовные и банкротные скандалы вкупе с общественной критикой не мешают осваивать солидные бюджетные потоки по своему разумению и сохранять власть в театре, даже не имея на неё формального права.

Что же касается отсутствия театрального образования, например, у Старкова, то в новосибирской истории немало кадровых решений, когда начальников назначают, исходя из других качеств, и укрепляя их профессионалами. Например, губернатор Владимир Городецкий решил назначить своего старого сподвижника Валерия Зарубина начальником Территориального управления автодорог. Чтобы сохранить в ТУАД компетентный менеджмент, бывшего начальника Константина Громенко передвинули на пост первого зама. В том же качестве Громенко трудится и сейчас, страхуя уже нового начальника Михаила Чуманова, прикомандированного из другой отрасли. В «Глобусе» Алябьеву могли точно также передвинуть на пост заместителя при новом директоре.

А Кубанов так и вовсе учится на режиссёра. Почему же тогда на первый план в атаке на «Глобус» выдвинули Старкова? Источники ЦДЖ утверждают, что ещё не все карты на столе, партия продолжается.

Рассказывая свою версию подоплёки конфликта, Тайга.инфо утверждает, что основным двигателем истории выступал первый вице-премьер Владимир Знатков, взаимодействующий с Кубановым. Наши источники утверждают, что в основном на Решетникова давил сенатор Владимир Лаптев. И во-первых строках пьесы речь шла про «Красный факел». «Глобус» появился в повестке позже.

Когда попытка Старкова внедриться в кресло директора стала публичной, Кубанов комментировал ситуацию достаточно резко. «Учредитель, в данном случае – министерство культуры, относительно подведомственного, подчеркиваю, бюджетного учреждения культуры, вправе назначать и увольнять директоров, которых оно считает нужным. Это нормальная, здравая политика, – заявил политик в комментарии «Континенту Сибирь». – А вот когда некоторые путают государственную политику со своими частными интересами – это и называется рейдерством. Когда мы с вами видим, что в государственных учреждениях культуры процветают махровое кумовство, когда на протяжении многих лет учреждения работают в чьих-то семейных, частных интересах – это непорядок».

Непонятно, о каких «семейных» интересах может идти речь в контексте «Глобуса». С «Красным факелом» ситуация более прозрачная: директором театра работает Александр Кулябин, а его сын Тимофей трудится там же главным режиссёром. И это тот самый Тимофей Кулябин, который поставил «Тангейзер», из-за которого Мездрича сменили на Кехмана. А Кубанов, к слову, успел записать себе очки ревнителя скреп, также выступив за запрет спорного спектакля в оперном.   

Блицкриг в «Глобусе» привёл к скандалу. Обращение артистов дошло до председателя Союза театральных деятелей России Александра Калягина, который официально попросил губернатора разобраться в ситуации. Травников отправил на передовую Решетникова с огнетушителем. Однако министр не нашёл слов, чтобы уверить труппу в однозначном сохранении действующего директора. Видимо, он понимает, что атакующая сторона не отступила насовсем, а проводит рекогносцировку.

Алябьевой не позавидуешь – вряд ли она сможет сохранить пост и выбраться из скандала без потерь. Впрочем, позиции Решетникова тоже пошатнулись. Министр не смог справиться с кризисом, ему не удалось обосновать вопросы к директору театра. 29 ноября Алябьева в открытом письме развёрнуто опровергла финансовые претензии, названные Решетниковым в комментариях для СМИ.

Тем не менее, вероятный сценарий для театра на ближайшее время предусматривает появление на сцене ревизоров Контрольно-счётной палаты или другой контролирующей структуры, которую могут возбудить заинтересованные депутаты вместе с сочувствующими чиновниками. И окажется, что к действующему директору есть финансово-хозяйственные претензии. Речь тогда пойдёт уже не о переходе на пост заместителя, а об увольнении с дурной славой. Скандальный резонанс должен будет показать другим руководителям учреждений культуры бессмысленность сопротивления, когда такие люди просят тебя уйти по-хорошему.

Конечно, эти скандалы плохо сказываются и на имидже Кубанова. Реноме Старкова мы в расчёт не берём, ибо он завязал с публичной политикой. А Кубанов, как-никак, вице-спикер заксобрания, лидер партийной организации. Его готовность рисковать по-крупному объясняется неопределённостью судьбы «Справедливой России». В конце октября на съезде СР официально прозвучало предложение объединиться с «Родиной» в «партию подъезда и двора», пользуясь запросом на новые политические силы. Механизмы объединения сейчас обсуждаются в администрации Президента. Источники ЦДЖ говорят, что процесс может стартовать уже к весне 2019 года. Неизвестно, как Сергей Миронов, Алексей Журавлёв и их товарищи распределят посты в Москве. Но в регионе у объединённой структуры будет один руководитель. С багажом двух технично проигранных губернаторских кампаний подряд сможет ли Кубанов претендовать на роль нового политического лидера? С такими перспективами театральная карьера кажется более стабильной.