Информационно-аналитическое агентство

Краткое содержание Сводки ЦДЖ №18 (431)

  • S7 и Толмачёво создают в Новосибирске альтернативу московскому авиаузлу

    S7 и Толмачёво создают в Новосибирске альтернативу московскому авиаузлу

    Совместная стратегия развития аэропорта Толмачёво и S7 Group открывает перед Новосибирском возможность усилить позиции окружной столицы. Успех проекта по созданию сети межрегиональных рейсов зависит от поддержки властей субъектов СФО.

    11 мая гендиректор холдинга S7 Group Антон Ерёмин и гендиректор аэропорта Толмачёво Евгений Янкилевич рассказали журналистам о ближайших шагах по развитию хаба в Новосибирске. Авиакомпания «Сибирь» запускает новые межрегиональные рейсы из сибирской столицы в Горно-Алтайск, Сургут, Нижневартовск, Абакан, Новый Уренгой, Ноябрьск, Омск. По словам Янкилевича, руководство аэропорта с 2012 года убеждало базовую авиакомпанию взяться за развитие региональной маршрутной сети. В S7 долго думали, а потом взялись за дело основательно. Сначала сформировали сеть дальне- и среднемагистральных маршрутов, чтобы сейчас «подверстать» к ней региональную сеть, обеспечив удобные внутренние и международные стыковки для своих пассажиров в Толмачёво.

    Аэропорт, со своей стороны, последовательно инвестирует в технологии и качество услуг, чтобы обеспечить трансферным пассажирам максимальный комфорт. Сейчас стыковка рейсов укладывается в 80 минут. В Толмачёво строят стерильную зону между внутренним и международным терминалами. Это не просто коридор с креслами, а дополнительный пункт пересечения государственной границы на 8 постов. Запуск стерильной зоны одновременно повысит комфорт и усилит безопасность пассажиров.

    В Толмачёво ждут, что уже в нынешнем году количество трансферных пассажиров превысит 1 млн человек и достигнет 24% от общего пассажиропотока. Это уже уровень аэропортов московского авиаузла. Янкилевич напомнил, что ещё относительно недавно Толмачёво обслуживал всего лишь 70 тысяч трансферных пассажиров в год. Аэропорт и авиакомпания рассчитывают на значительный рост потока пассажиров благодаря совместным действиям по развитию региональных перевозок.

    Кроме слов, прессе представили зримое воплощение программы – новый самолёт Embraer 170-LR с оптимальной для региональных перевозок вместимостью на 78 пассажиров. Не менее 7 новых машин будут базироваться в Толмачёво с 2017 года. Также S7 станет в нынешнем году первым российским эксплуатантом самолёта Airbus А320neo. Благодаря новому двигателю обновлённая модель популярного А320 экономичней на 15% и значительно тише. Первыми в России новинку от Airbus оценят пассажиры рейсов Новосибирск – Москва.

    Толмачёво и S7 вкладывают в региональные перевозки большие инвестиции при высоком риске. «Если сравнивать, что сложней – запускать ракеты в космос с морских платформ или заниматься региональными авиаперевозками в России, я пока склоняюсь ко второму», – отметил Янкилевич. Гендиректор аэропорта рассчитывает, что программа S7 будет развиваться благодаря субсидированию внутренних авиаперевозок по федеральным программам и при поддержке руководства субъектов, связанных новыми рейсами. Ерёмин надеется, что авиакомпания сможет закрепиться на межрегиональных рейсах, несмотря на высокую себестоимость перевозок на близкие расстояния.

    Развитие региональной маршрутной сети – единственный путь для перераспределения потоков пассажиров, сконцентрированных сегодня в Москве более чем на 75%. Чтобы добраться воздухом из одного сибирского субъекта в другой, во многих случаях приходится лететь через столицу, что долго, дорого и неудобно. Новые внутренние маршруты между регионами Сибири и севера России, которые запускает S7, будут востребованы не только для бизнеса, но и для образования, лечения, туризма. Новые возможности авиасообщения напрямую влияют на качество жизни и деловые возможности, на интеграцию всех участвующих субъектов. Главный выигрыш достаётся Новосибирской области: все воздушные дороги будут вести сюда. Вопрос в том, как этим призом распорядятся местные власти. Либо воспримут инициативу Толмачёво и S7 как нечто разумеющееся и не требующее телодвижений, либо включат активную поддержку, чтобы новосибирский хаб укрепился в качество одного из главных конкурентных преимуществ региона.

  • Враги «мусорной» концессии тоже хотят на ней заработать

    Враги «мусорной» концессии тоже хотят на ней заработать

    На этой неделе стартовал беспрецедентный марафон разнообразных обсуждений концессии по строительству мусороперерабатывающих заводов в Новосибирской области. Результаты могут повлиять на распределение бюджетов президентской кампании.

    В последнее время протесты общественности в Новосибирске стали особо значимым политическим явлением. С причинами народного недовольства стали более плотно работать по всей стране: это федеральный тренд, важный из-за возможности повлиять на уровень явки на президентских выборах. Сибирская столица своей протестной активностью выделяется на среднероссийском уровне. Во-первых, из-за высокой регулярности уличных акций. Во-вторых, из-за существенного влияния протестов на процессы. У всех на слуху отмена 15-процентного повышения тарифов на воду и тепло, но это не первый случай, когда общественники добивались существенной корректировки решений, принятых новосибирской властью. Просто самый резонансный. И то – лишь на сегодняшний день. А что будет дальше?

    В Новосибирске считается признаком дурного тона оставлять претензии общественности без внимания. И органы власти, и представители бизнеса участвуют в дискуссиях, объясняются, доказывая обоснованность своих проектов, вызывающих недовольство. Но развитие некоторых ситуаций показывает, что если организаторы протестов настроены решительно, они не слушают встречных аргументов.

    Историю с тарифами ЖКХ, которые сначала подняли, а затем снизили, многие чиновники и депутаты считают победой эмоций над разумом. Никаких нарушений закона в увеличении тарифов не было. Необходимость вкладывать больше средств в ремонт теплотрасс и очистных сооружений осталась без убедительных опровержений. Факт наличия самых низких тарифов в Новосибирске тоже никто оспорить не смог. Тем не менее, решение было пересмотрено. Это пошло в зачёт политикам и общественникам, выводившим людей на улицы.

    Митинг на набережной в мороз собрал 300 человек. При сносной погоде на площади Ленина стали собираться по 1000 человек. В итоге стратегически важное решение для города с населением около 1,6 млн человек было отменено под влиянием группы количеством значительно меньше 0,01% от общего числа жителей, поголовно зависящих от состояния теплосетей и очистных сооружений.

    Тут становится неизбежным вопрос – а сколько стоит вывести 1000 человек постоять час на площади с плакатами? Мы не ставим под сомнение искренность порыва многих из тех, кто выходил протестовать против роста тарифов. Но если эта технология работает, значит, ей обязательно будут пользоваться. Особенно в год федеральных выборов. А для того, чтобы поставить под сомнение любую инициативу власти или бизнеса, достаточно мобилизации буквально двух десятков общественно-политических деятелей, умеющих поднимать шум в соцсетях и СМИ.

    После отмены тарифов «протестной» темой №1 стала так называемая «мусорная» концессия. «Ядро» протестующих здесь практически то же самое. И фабула конфликта такая же: сподвигнуть областную власть отменить ранее принятое решение, не считаясь с последствиями, как для конкретных бизнес-партнёров, потратившихся на проработку вопроса, так и в целом для инвестиционного климата. Политика превалирует над экономикой, хотя никто из лидеров протеста в этом, конечно же, ни за что не признается.

    У протестующих общественников целый комплекс вопросов и претензий к концессионному соглашению. Они касаются обязательств областного бюджета перед инвестором, выбора площадок под заводы, экологической безопасности предприятий, тарифной политики. Эти вопросы на слуху уже много месяцев. И нельзя сказать, что они остаются без ответов. Профильные чиновники правительства и представители компании «Экология-Новосибирск» участвуют во всех мероприятиях, куда их приглашают, и разъясняют свои представления о проекте. В мае таких ивентов будет целый каскад, чуть ли не по два в неделю. Публичные обсуждения пройдут, в том числе, на официальных площадках мэрии, городского Совета и Законодательного собрания. Но как быть, если разъяснения проводников проекта просто не хотят слышать? Или слушают, но сразу ставят под сомнение, подозревая, будто чиновники и бизнесмены что-то недоговаривают, скрывают, передёргивают?

    Кто может стать арбитром, пользующимся безусловным доверием и способным объективно определить, чья позиция справедливей? На кону серьёзная проблема: Новосибирск уже десяток лет задыхается в кольце свалок, и в сегодняшнем раскладе выгодней вывозить мусор в лес или в чистое поле, чем утилизировать его цивилизованно. Нравится это, или нет, но федеральная власть достаточно жёстко поправила законодательство, запретив захоронение целого класса отходов. Переработка мусора, на основе которой основан проект компании «Экология-Новосибирск», становится безальтернативной перспективой. За внедрение этой технологии обязательно придётся платить. В новосибирском случае вложения в проект 100% ложатся на плечи инвестора. Власть берёт на себя гарантию загрузки предприятий. Это очень важный и ответственный шаг. Он означает, что, вопреки ныне действующей практике, власти наконец-то должны будут взяться за борьбу с незаконными свалками, направляя мусор на цивилизованную переработку. Безусловно, очень важен в социальном плане вопрос тарифа на вывоз мусора для населения. Но сгущать краски в этой части, по меньшей мере, преждевременно. Особенно в свете истории с тарифами на тепло и воду.

    Активные общественники и политики (как системные, так и нет), безусловно, имеют право добиваться исчерпывающих ответов на свои вопросы. Но как определить грань, разделяющую искренние неангажированные протесты с корпоративным и политическим шантажом? Кто должен быть уполномочен определить, где чёрное, а где белое? Пока «последней инстанции», пользующейся общим доверием, или несущей безусловную ответственность за принятое решение, нет. Пока она не появится, пострадавшими всё время будут оставаться горожане, в равной степени, как участвующие в протестах, так и пассивно сидящие по домам. Их могут с одинаковым успехом использовать активисты, настроенные показать свою способность манипулировать массами для влияния на решения и процессы.

    По сути, это серьёзная заявка на бюджет кампании по выборам Президента. Чем ближе дело будет к следующей весне, тем больше будет внимания к настроениям в регионах, к уличной активности и к лидерам мнений, способным влиять на аудитории. Будут ли они помогать тем, кто за или тем, кто против? Ставки могут оказаться очень большими. Гораздо значительней вопроса, сможет ли Новосибирск решить проблему с мусором за счёт инвесторов, или так и останется в кольце свалок.

     

  • Трасса «Омск – Новосибирск» пошла поверх интересов местного бизнеса

    Трасса «Омск – Новосибирск» пошла поверх интересов местного бизнеса

    Вокруг строительства развязки на федеральной трассе «Байкал» в Коченёвском районе разворачивается новый социальный скандал. Из-за отказа чиновников исправить проект, без работы со дня на день останется целая деревня.

    Реконструкция федеральной трассы на территории Коченёвского района поначалу вызывала большой энтузиазм среди местных чиновников и жителей окрестностей. Расширение до четырёх полос, возведение новых развязок, повышение безопасности движения должны были поднять качество жизни территории и улучшить инвестиционный климат. «Во-первых, будут открываться новые придорожные сервисы. Каждое такое предприятие – это от 10 до 30 рабочих мест, – делилась надеждами три года назад в комментарии для НГС замглавы района Валентина Гридасова. – Во-вторых, появятся новые крупные сервисные комплексы, например, гостиницы для водителей транзитных авто и пассажиров междугородных автобусов. И третье – это повышение инвестиционной привлекательности района. Уже сейчас к нам обращаются представители логистических компаний с планами размещения своих объектов в будущем. Небольшое расстояние до города, хорошая дорога – для них это привлекательно».

    На деле же получается прямо противоположная картина. Крупнейший придорожный сервис, где заняты более 50 человек, на грани закрытия. Ликвидация бизнеса стоимостью более 100 млн рублей вряд ли привлечёт новых инвесторов.

    Мэрию Новосибирска официально уведомили о проведении 15 мая пикета возле здания правительства Новосибирской области: жители деревни Белобородово будут требовать сохранить их рабочие места. «Градообразующее» предприятие для этого населённого пункта – придорожный комплекс, построенный возле трассы «Омск – Новосибирск» и обслуживающий преимущественно дальнобойщиков с 2011 года. В комплексе современная гостиница, прачечные, баня, магазины, столовая и стационарная парковка для грузовиков. Построенный группой компаний «Вариант» объект пользуется популярностью у клиентов – таких современных комплексов на федеральных трассах в Сибири пока немного. Особую значимость парковка с гостиницей на подъезде к Новосибирску приобретают в непогоду или в периоды сезонных ограничений для большегрузов.

    Но уже на следующей неделе бизнес-проект может закрыться, а работники – почти всё активное население Белобородово – останутся без дохода. Возле съезда с трассы к комплексу «Варианта» поставили знаки, запрещающие грузовикам поворачивать. Это может стать одним из последних шагов в войне, которую чиновники Федерального управления автодорог «Сибирь» ведут с инвесторами придорожного комплекса. Конфликт развивался уже несколько лет, но до сих пор в органах власти его оставляли без должного внимания.

    Если без подробностей, в которые должны вникать ответственные чиновники, суды и прокуратура, то корень конфликта, похоже, кроется в бюрократической ошибке, которую по каким-то причинам чиновники игнорируют и ни в какую не хотят исправлять. «Вариант» оформил землю и разрешение на строительство комплекса тогда, когда перспективы реконструкции «Байкала» были уже известны. Компания работала в тесном диалоге с ФУАД «Сибирь», выступающим заказчиком работ, чтобы размещение придорожного комплекса было учтено при проектировании развязки возле Белобородово. Развязку запланировали непосредственно вблизи комплекса, специально для удобного обслуживания транзитного транспорта. Но в проекте развязки, выполненном фирмой «РосИнсталПроект», придорожного комплекса не оказалось. И чиновников это не смутило, как и отсутствие подписи представителей «Варианта» в акте выбора земельных участков, прилегающих к развязке. В итоге проектом не был предусмотрен съезд с трассы к комплексу. Даже на время реконструкции.

    Дальше проект развязки прошёл утверждение госэкспертизы в Москве. В его нынешнем виде, проект это приговор бизнесу «Варианта». На подъезде к комплексу будут установлены 3-хметровые шумовые щиты, то есть, объект не будет виден с трассы. Вблизи гостиницы дорога будет уходить на второй уровень, съездов с неё не будет. Весь транспортный поток пойдёт мимо. Инвесторы убеждали чиновников внести изменения в проект развязки. Но, не желая повторно связываться с госэкспертизой, чиновники ФУАДа заняли оборону.

    В судебной плоскости спор выходит уже в третью инстанцию. «Вариант» пока проигрывал, потому что Арбитражный суд Новосибирской области отказался учитывать результаты строительно-технической экспертизы, выполненной Поволжским учебно-исследовательским центром «Волгодортранс». Хотя выбор эксперта был сделан судом. А в заключении «Волгодортранса» говорилось, что существующий на федеральной трассе придорожный комплекс  Белобородово необходим, действующий проект развязки транспортной доступности к гостинице не предусматривает, а решением проблемы должно стать внесение изменений в документацию в виде переноса путепроводной части развязки на 60 метров.

    Владельцы и руководство комплекса обращались уже почти во все инстанции власти с просьбами помочь в решении. Сложность ситуации в том, что чиновники ФУАДа не считают ситуацию критичной для бизнеса. Они утверждают, что в Белобородово есть ещё один заезд, через который транспорт может с трассы доезжать до гостиницы. Но на практике речь идёт о деревенской дороге через частный сектор. Фурам на этих улочках не провернуться.

    Ситуация доведена до уполномоченного по правам предпринимателей при президенте РФ Бориса Титова. Соответствующее письмо новосибирский бизнес-омбудсмен Виктор Вязовых направил ему 23 марта. Вязовых просит своего старшего коллегу обратиться в Федеральное дорожное агентство с просьбой внести изменения в проектную документацию по реконструкции «Байкала», чтобы спасти рабочие места в Белобородово. Но жители деревни, глядя на развитие событий, уже готовы выходить на площадь.

    Появившиеся на съезде с трассы знаки, запрещающие поворот большегрузам, это сигнал дальнобойщикам ехать мимо. За несколько дней придорожный комплекс может полностью лишиться клиентов. Всем понятно, что владельцы не смогут долго содержать работников. Большинство семей в деревне останется без доходов. Не первый случай, когда населённый пункт в Новосибирской области остаётся без основного работодателя. Что будет дальше тоже понятно – отчаянные акции протеста, хлёсткие репортажи на ТВ. Тут и ответ Бориса Титова, может быть, подоспеет, подогреет тему на федеральном уровне. Властям региона придётся в кризисном режиме придумывать, как гасить новый социальный пожар и обеспечивать работой целую деревню. Делать это придётся под шквалом критики оппозиционных политиков, которые наверняка воспользуются ситуацией, чтобы набрать на ней очков. Стоит ли доводить историю до публичного скандала, если есть возможность урегулировать бюрократические вопросы между ведомствами? Вопрос кажется простым, но у чиновников часто берёт верх своя логика, будто силой заставляющая наступать на грабли. 

  • Мамедову напомнили о долге перед областью

    Мамедову напомнили о долге перед областью

    Основатель «Первого строительного фонда» Майис Мамедов получил от областного правительств иск на 15 млн. Судьба бизнеса депутата-застройщика зависит от действий других кредиторов, в числе которых банки и мэрия Новосибирска.

    Не прошло и двух недель с момента, когда Мамедов ушёл с поста председателя комитета по строительству, жилищно-коммунальному комплексу и тарифам Законодательного собрания. Напомним, эксперты ЦДЖ оценивали отставку как вынужденную. Коллеги предъявляли Мамедову претензии за слишком лояльную позицию по отношению к профильному блоку правительства во главе с вице-премьером и министром строительства Сергеем Боярским. Кризис доверия удалось решить без явного конфликта, отставка была представлена как дело сугубо добровольное. Но теперь история выглядит так, будто Мамедов лишился не только доверия коллег-депутатов, но и поддержки в правительстве.

    Иск на 15 млн к заводу «Арматон», входящим в группу ПСФ, подала управляющая компания Промышленно-логистического парка, подконтрольная Агентству инвестиционного развития. Агентство принадлежит региону и входит в вертикаль первого заместителя председателя правительства Владимира Знаткова. Несмотря на известные шероховатости в отношениях Знаткова и Боярского, история взыскания долга с Мамедова началась раньше, чем закрутилась борьба за пост председателя строительного комитета. С уважаемым и влиятельным застройщиком согласовывали разные сроки погашения долга, и лишь после того, как они перестали соблюдаться, заблаговременно отправили уведомление о возможности обращения в суд. До последнего момента чиновники ждали, что Мамедов предложит новое решение по частичному гашению задолженности (подобные анонсы вроде как звучали). Перед выходными 9 мая было решено всё же, идти в суд.

    «Арматон» это новейший проект ПСФ – современный завод крупнопанельного домостроения, запущенный на территории ПЛП осенью 2014 года. В масштабе бизнеса Мамедова 15 млн сумма не страшная. Страшно, что по такой скромной сумме затянута критическая просрочка, и теперь долг стал темой публичного обсуждения. И если ситуация столь запущена по 15-миллионному долгу, то какие перспективы у долгов компаний Мамедова перед банками? В группу ПСФ, помимо «Арматона», входит ещё и кирпичный завод «Ликолор»: оба предприятия построены на кредиты. Связанную с этим нагрузку на бизнес группы эксперты оценивают в 3 млрд рублей. А учитывая падение строительного рынка, собственное производство стройматериалов скорее связывает руки и тянет на дно, чем помогает выплывать.

    Ещё одна компания группы Мамедова – МЖК «Энергетик» – год назад проявилась на втором месте неофициального антирейтинга застройщиков, задолжавших городу за аренду земли. По состоянию на январь 2016-го долг «Энергетика» оценивали в 142 млн рублей. Больше на тот момент была лишь задолженность группы компаний «Дискус» Алексея Джулая. Как ситуация выглядит сейчас – неизвестно: сфера долгов застройщиков перед муниципалитетом остаётся непрозрачной. Но до сих пор «Энергетик» не проявлялся в числе компаний, от которых мэрия решительно добивалась выплаты денег в казну. Вполне вероятно, что в числе сдерживающих причин был административный ресурс Мамедова в заксобрании и правительстве региона. Теперь, после отставки с поста главы комитета и иска от УК ПЛП, ресурс Майиса Пирвердиевича уже не кажется столь существенным. Это может заставить кредиторов поторопиться с претензиями – кто раньше займёт очередь, у того больше шансов получить своё. 

  • Единороссы стали терпимей к инакомыслию

    Единороссы стали терпимей к инакомыслию

    Призыв депутата горсовета Игоря Салова использовать опыт уличных акций протеста в борьбе за возвращение 10% отчислений от НДФЛ из областного бюджета вызвал сильное раздражение по всей вертикали власти. Но по линии партии обошлось без взысканий.

    Высказывания новосибирских политиков не впервые вызывают неоднозначный федеральный резонанс. В январе 2016 года депутат Законодательного собрания от «Единой России» Николай Мочалин переборщил с иронией, комментируя экономическую ситуацию в регионе. Его пожелание, чтоб Президент распределил миллиардеров по «регионам-изгоям» вкупе с замечанием, будто Новосибирская область не будет никому нужна, пока губернатором не изберут какого-нибудь олигарха, на постновогоднем затишье были процитированы большинством центральных СМИ. Для партии и для областного руководства получилось неудобно. В качестве воспитательной меры Мочалина было сделано предложение, от которого он не смог отказаться и добровольно ушёл в отставку с поста председателя комитета по строительству, жилищно-коммунальному комплексу и тарифам заксобрания.

    Заявления Салова в меньшей степени заинтересовали федеральные СМИ, но вызвали гораздо более негативную реакцию в вышестоящих органах власти. В том числе, в аппарате полномочного представителя Президента в СФО. Напомним, что на апрельской сессии горсовета при обсуждении вопроса о возврате из области в городскую казну 3,5 млрд рублей, теряемых ежегодно, Салов предложил использовать практику митингов и пикетов. «Я знаю несколько стран, где работники муниципалитетов пикетируют здания федеральных и региональных органов власти. Мы видели, как после нескольких митингов в Новосибирске общественники добились отмены тарифов, – заявил депутат. – Может быть, нам взять за основу, понять, что это единственный путь. Потому что встречи с руководством  области и руководством заксобрания ни к чему не привели. Может быть, изучить опыт стран, которые умеют бороться за свои права?».

    Одно дело, если бы с подобной идеей выступил депутат оппозиционной партии. Но Игорь Дмитриевич – единоросс, председатель комиссии по предпринимательству горсовета, член регионального политсовета ЕР. Если системный политик предлагает выходить с протестами на улицу, не признак ли это, что система идёт вразнос?

    По сведениям ЦДЖ, вопрос, что делать с Саловым, обсуждался партийными функционерами и высокопоставленными чиновниками, как в Новосибирске, так и в Москве. Звучали предложения о жёстких репрессиях, чтоб не только выгнать из партии и убрать с поста в горсовете, но и запустить процедуру лишения депутатского мандата. Заявления Салова разбирали на политсовете 3 мая, и фактически они были оставлены без последствий. В партии возобладали мнения «холодных голов».

    Зная много лет Игоря Дмитриевича, как одного из самых воинственных и красноречивых городских депутатов, однопартийцы понимали, что он не примет наказание смиренно. Публичного конфликта избежать не удастся. И ситуация может быть очень похожей с событиями двухлетней давности, когда ЕР шумно покинул бывший глава фракции в горсовете Вячеслав Илюхин. Оказавшись в роли независимого политика, Илюхин сумел переизбраться в горсовет и продолжил карьеру в качестве главы новосибирской организации партии «Родина».

    Кстати, именно с представителями «Родины» всё чаще видят ещё одного опального единоросса – депутата заксобрания Алексея Александрова. Участие в декабрьских выборах секретаря политсовета ЕР обернулось для Александрова изгнанием из партии. Однопартийцы не смогли ему простить высказывание «Чтобы победить мафию, нужно её возглавить». Обиду от реплик Салова решили проглотить, чтоб не выталкивать политика в объятия оппозиции. По крайней мере, пока. Но его предложение использовать методы несистемной оппозиции в борьбе с вышестоящей властью запомнят надолго.