Пятница 18.08.17
Информационно-аналитическое агентство
Средство немассовой информации

Краткое содержание Сводки ЦДЖ №23 (436)

  • «Квартирный вопрос» угрожает карьере Никонова в Академпарке

    Посёлок «Горки Академпарка» может стать новым проблемным долгостроем. Гендиректор технопарка Владимир Никонов либо не видит проблем в строительном направлении проекта, либо пытается их игнорировать. Убытки общества растут.

    13 июня Никонов провёл пресс-конференцию на тему концепции развития АО «Технопарк новосибирского Академгородка». Впереди годовое собрание акционеров общества, и директору, занявшему пост 30 января, нужно убедительно показать, что он уже полностью овладел ситуацией, доставшейся в наследство от бывшего руководителя Дмитрия Верховода. Никонов рассказывал журналистам о планах по сотрудничеству со Сколково, о намерении провести ревизию резидентов. Вне контекста разговора осталась тема строительства жилья для сотрудников компаний, арендующих площади в технопарке. Между тем на этой неделе стало известно об увольнении по собственному желанию директора проекта «Горки Академпарка» Владимира Змановского. Причина – бездействие нового руководства технопарка, из-за чего растут долги перед подрядчиками и покупателями жилья.

    На майской сессии Законодательное собрание знакомилось с выводами рабочей группы, изучавшей финансово-хозяйственную деятельность технопарка. Основным докладчиком выступал Никонов, который познакомил депутатов с проблемными аспектами реализации проекта «Горки Академпарка». По словам Владимира Алексеевича, управленческие ошибки прошлого руководства Академпарка привели к убыткам для общества в размере 23 млн рублей, а также спровоцировали просрочки в выполнении обязательств перед инвесторами. Тем не менее, выводы звучали вполне оптимистично. Никонов пообещал найти решения, чтобы завершить проект с прибылью для общества. Как выясняется теперь, в тот момент пробуксовка по «Горкам Академпарка» была уже гораздо серьёзней, чем при Верховоде. Но депутатам об этом не рассказали.

    Из копий документов в распоряжении ЦДЖ следует, что убытки общества на строительстве посёлка для резидентов уже превысили 40 млн рублей. За время, в течение которого технопарком руководит Никонов, скорость строительно-монтажных работ устремилась к нулевой. Реализация квартир фактически остановилась: объём продаж в последнее время от нуля до одной в месяц. При этом деньги, полученные от инвесторов, до строителей не доходят: руководство технопарка тратит их на другие цели.

    С одной стороны, накапливаются долги перед подрядчиками. С другой – перед покупателями жилья: неустойка и штрафы растут со скоростью 1,5-2 млн рублей в месяц. Дальше задолженность может нарастать быстрей, поскольку работы по объектам со сроком сдачи во втором полугодии 2017-го остановлены. При этом Академпарк несёт постоянные издержки на содержание строительного подразделения и накладные расходы. На фоне фактической остановки строительных работ это приводит к увеличению убытков более чем на 3,5 млн в месяц.

    Речь идёт не про какие-то внезапно обострившиеся проблемы. Тенденции и возможные решения неоднократно обсуждались на совещаниях с руководством технопарка. К Никонову обращались подрядчики, поставщики, жители посёлка, инвесторы. Однако ситуация продолжает развиваться в том же русле. Из объяснений Змановского следует, что в одних случаях Никонов бездействует, а в других своими действиями наносит ущерб проекту. Так, например, нет попыток разобраться с ответственностью генподрядчика ООО «Сибмонтажспецстрой», хотя известны случаи, когда организация получала деньги напрямую от инвесторов и при этом дополнительно выставляла счета Академпарку. Кроме того, Змановский считает необходимым взыскать с генподрядчика убытки за некачественное исполнение работ, по которым технопарку приходится отвечать в судах с инвесторами.

    Убытки, просрочки, приостановка работ это дурная слава для любого строительного проекта. Особенно на падающем рынке. На прошлой неделе покупатели квартир в долгострое на Тульской, голодали в центре Новосибирска – ждать ли подобных акций протеста от инноваторов и учёных, желающих получить прописку в «Горках Академпарка»? Змановский написал заявление об уходе, чтобы спасти личную репутацию. Репутация проекта, по его мнению, уже испорчена.

    «Квартирный вопрос» в России действительно способен испортить многое. Как он отразится на репутации Никонова? Напомним, что директора технопарка областные власти меняли, в том числе, из-за сомнений в эффективности управления обществом. Резкое наращивание убытков и неисполненных обязательств при новом руководителе может вновь обострить вопросы по управленческим решениям в Академпарке. Никонов получил должность по решению внеочередного собрания акционеров. Очередное собрание в плановом режиме должно будет дать оценку его деятельности и подтвердить – или прервать – полномочия. Ситуация вокруг «Горок» может стать критическим катализатором: новые проблемы с дольщиками не нужны областной власти, контролирующей технопарк.

  • Вместе с ареной Левобережье может получить новый центр

    Проект мастер-плана комплексного развития левобережной территории вокруг новой арены представлен генеральным директором «Парка Чемпионов» Игорем Гончаровым местным политикам и чиновникам. Тем временем, в Москве проект обсуждают как возможность трансформации и развития Новосибирска.

    13 июня очередное заседание рабочей группы по вопросу строительства арены провёл губернатор Владимир Городецкий. Вопрос перезонирования 30 га городской земли между метромостом и Бугринским мостом до сих пор не решён. А до депутатских каникул в плановом режиме осталась всего одна сессия, назначенная на 19 июня. Ранее Сводка рассказывала, что у представителей горсовета в рабочей группе есть вопросы к проекту, предполагающему строительство арены вместе с комплексным освоением территории, включая жилую и административную застройку. Доходы от продажи жилья и коммерческой недвижимости должны окупить частные инвестиции в арену. Депутаты считают, что можно было бы найти другое решение, как по финансовой модели, так и в части локации. На заседании 13 июня такую позицию занял спикер горсовета Дмитрий Асанцев.

    Но главным поводом встречи была презентация мастер-плана по освоению территории возле метромоста. Рабочая группа заседала в отсутствие прессы, но об идеологии мастер-плана можно судить по подробному интервью с директором Центра градостроительных компетенций РАНХиГС, известным урбанистом Ириной Ирбитской, которое накануне опубликовал сайт проекта +1, работающего в партнёрстве с ИТАР-ТАСС и РБК. Ирбитская – один из ключевых разработчиков концепции по развитию территории вокруг новой арены, и материал полностью посвящён этой теме. «Это одиннадцатый наш проект, основанный на типоукладном подходе и первый после Стратегии-2035. Для моей команды (Центра градостроительных компетенций) проект знаковый и интересный. Перед Новосибирском стоит задача построить многофункциональную ледовую арену. Ведь Новосибирск – один из основных претендентов на право проведения молодежного чемпионата мира по хоккею с шайбой в 2023 году. И для меня – как для «доктора городов» – это проект-вызов, – рассказывает Ирбитская. – Такого типа объекты, во-первых, страшно дороги в реализации, а во-вторых, это расходная статья бюджета в период эксплуатации. И даже если там проводить очень много событий, это, как правило, всё равно не покрывает эксплуатационных расходов. Поэтому я поставила себе задачу, чтобы у города, с одной стороны, появилась арена и был проведён МЧМ-2023, ведь это важно для статуса города. А с другой стороны, моей задачей было сокращение нагрузки на бюджет в долгосрочной перспективе».

    Экономика должна быть ключевым фактором, влияющим на решения при девелопменте городских территорий. Ирбитская считает «вредительством» строительство арены без понимания, что будет с объектом дальше. «Когда мега-проекты строятся на удалении от городской застройки, они быстро приходят в упадок и маргинализируют всё пространство вокруг», – утверждает учёный-урбанист. По данным ЦГК, 81% провалившихся проектов расположены на отшибе.

    Сильная сторона новосибирского проекта – близость к реке. «Не нужно преуменьшать значение имиджевых видов: объект скорее попадет на картинку туриста, если он ещё и отражается в воде. И Новосибирску повезло, что у них на берегу есть свободное пространство, которое позволяет сформировать красивый имидж, который позволит ему разнестись по миру и обеспечить то, что называется «первичный туристический интерес» – считает Ирибитская.

    В представленном проекте арена это скорее повод для комплексного развития обширной городской территории и формирования нового центра Левобережья. Ирбитская уверяет, что предложенная концепция снизит отток новосибирской молодёжи, работающей в сферах IT и инжиниринга. «Мы не пытаемся создать второй Академгородок здесь, но дать студенчеству левобережных районов свою точку сборки рядом, очевидно, нужно, поскольку на это есть запрос. В одном из кварталов я предлагаю устроить небольшой IT-колледж, маленький центр открытого образования, – комментирует руководитель ЦГК. – Для молодежи мы реализуем ещё один формат, которого почему-то в России нет, кроме спонтанно реализованных случаев, но всё, что делается неосознанно, получается неудачно. Я говорю про здания без дворов. Молодежи нужен не двор (из мирового опыта – дворы общежитий редко привлекают студентов), а площадь с кафе, антикафе, студиями и сопутствующими учебе сервисами».

    «С одной стороны, когда будет построена арена, она вызовет интерес и у внутренних туристов, и у зарубежных. Об этом будут говорить, крупнейший стадион на крупнейшей сибирской реке в городе со сложным климатом. Это будет работать в течение трёх-четырёх лет. Но если сказать, что не только сформирован спортивный квартал, проведён МЧМ-2023, но и создан беспрецедентный для мира новый городской центр XXI века, где кварталы стремятся стать микрорайоном, а дома стремятся стать кварталами – это будет работать всегда», – считает руководитель ЦГК.

    «Когда мы говорим, что наши дома стремятся стать кварталами, это означает, что помимо дворов, да ещё и на разных уровнях, в них есть сервисная инфраструктура, – объясняет Ирбитская. – В каждом доме мы заложили семь типов квартир, включая, например квартиры с участками. И это не только таунхаусы, встроенные в первый этаж. У нас есть технология, которая позволяет обеспечить доступную конструкцию для растений с учётом сурового климата, и это дает возможность делать такие квартиры на любом этаже. Помимо спортивного квартала, на будущей набережной мы запланировали зоны для воркаута: жители смогут заняться фитнесом под открытым небом. В результате спортивный квартал станет генератором спортивного образа жизни для жителей, предоставляя услуги платно и бесплатно, и сокращая часть издержек на эксплуатацию арены».

    Согласно мастер-плану, новый район будет защищён от подтоплений дамбой, возведённой не по кромке воды, а в виде двухчастной набережной. На уровне будущего нового центра расположится линейный парк. А на второй части – с островом и естественным берегом – будет сохранена экосистема реки. «Мы предлагаем превратить затапливаемый остров в экосистемный мультифункциональный парк международных, общероссийских и локальных биеннале – арт-биеннале, климатических, научных, бизнес-биеннале, и, разумеется, спортивных», – комментирует руководитель ЦГК.

    Губернатор и мэр Анатолий Локоть, также присутствовавший на встрече рабочей группы, высказались в поддержку предложенного мастер-плана. Теперь слово за горсоветом. Если вопрос о перезонировании земли будет отложен на осень, в предложенном варианте развитие новой левобережной набережной может уже не состояться. Согласно меморандуму, который губернатор и мэр подписывали с соорганизатором проекта ООО «Парк чемпионов», вопрос оформления земли должен был быть решён к 1 июня, чтобы успеть со строительством арены к 2023 году. Альтернативных концепций по-прежнему нет, хотя идея обсуждается публично уже год как.

  • «Негатив для инвесторов это когда нет законов и правил»

    В интервью для ЦДЖ председатель совета директоров «Агентства инвестиционного развития», депутат Законодательного собрания Юрий Зозуля прокомментировал новые подходы в работе АИР и текущую ситуацию вокруг резонансных областных концессий.

    — 21 июня исполнится год, как вы возглавили совет директоров АИР. Как вы оцениваете прошедший период в работе агентства?

    — Назначение моё прошло в конце июня, а июль-август это отпускной период. Постарался использовать это время, чтобы погрузиться в повестку АИР и проекты агентства. Полноценная работа началась в сентябре, но уже с октября начался переходный период из-за намеченной смены гендиректора. Этот затянувшийся, более чем на полгода, процесс повышению эффективности не способствовал, организация работала на старых принципах. Не было понимания, кто будет реализовывать новые подходы? Кто будет реорганизовать структуру под новые задачи? Понимание появилось только сейчас, когда губернатор назначил Александра Зырянова гендиректором агентства.

    Важной вехой для АИР, стало формирование департамента по государственно-частному партнёрству. В частности, все шумные дискуссии по концессиям мы пытаемся форматировать в русле профессионального обсуждения на площадке АИР. Начало было положено в прошлом году, когда правительство впервые привлекло депутатов к диалогу до вынесения на публику, на стадии создания проекта соглашения по семи поликлиникам. В чём-то проект тоже оказался дискуссионным, но не вызвал столь большого резонанса, как другие концессии. Мы смогли убрать часть негатива на стадии обсуждения. Я не очень уверен в жизнеспособности проекта, но стало гораздо лучше, чем было изначально. По крайней мере, уменьшилась проектная нагрузка на бюджет.

    Я считаю, что АИР должен переходить к отраслевому принципу формирования инвестиций. Агентство должно менять практику работы, переходить от консалтинга к полномасштабному участию в проектах, до вывода на окупаемость. Трудно разбираться во всём, от бактерий до космоса, но с инвесторами нужно говорить на профессиональном языке. Разговаривая про АПК, представитель АИР должен понимать специфику. Одним лозунгом, что земли у нас много, мы инвесторов не привлечём. Земли у нас везде по стране много, почему инвесторы должны приходить именно к нам? Нужно предлагать конкретные направления, проекты, площадки. Для этого нужно настраивать структуру АИР и обновлять персональный состав.

    — Неделю назад Зырянов представил свои проекты по планам и структуре АИР. Насколько вы удовлетворены его предложениями?

    — Это шаг вперёд, движение в сторону формирования активного инвестиционного агента. Попытка адаптации сделана, это уже плюс.

    — В начале мая правительство области приняло решение, что участие депутатов в обсуждении проектов концессионных соглашений становится обязательным. Вы и другие депутаты добивались этого больше года. Принятое решение снимет напряжённость между ветвями власти по вопросам концессий?

    — Решение, безусловно, я оцениваю положительно, оно позволит сбалансированно подходить к оценке проектов. Наши дискуссии показали, что вопросов возникает достаточно много, а ответы есть не на всё. Именно с этим связаны корректировки, которые появлялись по ходу обсуждения. Но ведь можно было обойтись без этого, изначально организовав обсуждение корректно.

    Решение правильное. Но есть примеры плохого исполнения хороших законов, поэтому посмотрим, будет ли это работать. Очень надеюсь, что профессиональное обсуждение позволит нам избежать ошибок в таких темах, как концессии и ГЧП. Но если не будет проработан чёткий регламент, инициатива останется на уровне красивой декларации.

    — Правительственная комиссия одобрила проект концессии на строительство Центрального моста. Означает ли это, что вопросов больше нет и проект выходит на стадию реализации?

    — Диалог не закончен. В наших дискуссиях с правительством по проекту моста возникла пауза на этапе согласования снижения минимального контракта с 91 до 48 млрд рублей. Мы хотели понять, есть ли смысл в дальнейшем обсуждении – будут ли федеральные деньги, либо это так и останется словесной дуэлью участников, больше относящейся к науке, чем к реальной жизни. Теперь вопрос снова будет вынесен для профессионального обсуждения. Модель концессии дороже, чем строительство за счёт бюджета. Нужно прояснить, сколько придётся переплатить. Наша задача – оптимизировать эти суммы. Есть параллельные вопросы – может, есть другие формы для строительства? Насколько нужен именно этот мост? Сам по себе ответ на вопрос, нужен ли новый мост Новосибирску, однозначный: конечно, да. Но дальше начинаются детали, и вот в них все наши сомнения. Сейчас мы должны будем ещё раз к этим вопросам вернуться. Нужно прийти к одинаковому пониманию, зачем, почему и за сколько. Это задача рабочей группы: в ближайшие месяц-полтора мы должны определиться с финансовыми вопросами. Не могу исключать, что в процессе обсуждения мы выявим серьёзные проблемы, которые поставят под сомнение проект в целом. Хотя для региона это будет не очень удачно. Проделать такую работу ради выделения средств из федерального бюджета и признать, что мы пошутили, и мост на самом деле не нужен – это рискованный шаг в отношениях с Москвой. Чтобы его избежать, нужно искать «золотую середину».

    — Каков статус ситуации вокруг концессии на строительство двух мусороперерабатывающих заводов? Вам удалось познакомиться с финансовой моделью проекта?

    — Да, есть ряд базовых вопросов. Вообще если смотреть на концессионное соглашение и приложения, подписанные и опубликованные в прошлом году, у меня ощущение, что юристы в качестве образца брали пакт о капитуляции Германии. Ничем иным нельзя объяснить условия, наложенные на Новосибирскую область частной компанией.

    — В начале мая в концессионное соглашение с компанией «Экология-Новосибирск» внесли существенные корректировки. Картина не изменилась?

    — Говорят, появилось шесть допсоглашений, которые меняют те или иные пункты. Тогда у меня вопрос: уважаемые коллеги, если всё это так легко меняется, может, проще аннулировать соглашение и объявить новый конкурс на нормальных условиях? Также меня удивляет, что с одной стороны прописаны обязательства области вплоть до ежегодного графика выплат компенсаций на 120 млрд рублей, а партнёром выступает компания с уставным капиталом 10 тысяч рублей, у которой нет никаких финансовых гарантий. В ответ на вопрос о гарантиях начинаются странные рассуждения.

    — Концессионер объявил о размещении облигационного займа на 1 млрд. Это не считается гарантией?

    — Когда в прошлом году подписывалось соглашение, никакого займа не было. Нет гарантии, что «Экология-Новосибирск» в состоянии построить объект. У нас что, в области всегда такая практика – с одной стороны обязательства на 120 млрд, а с другой уставный капитал в 10 тысяч?

    — Тем не менее, разве график проекта не предполагает скорейшее прохождение госэкспертизы и начало строительства?

    — У них нет разрешения Росавиации, без него они не смогут пройти экспертизу. Но финансовые вопросы очень серьёзные. Например, по финансовой модели, в 2019 году выручка около 3 млрд, а расходы на обработку мусора около 900 млн. Когда мы говорим о рентабельности, вот такая картина – доход 2 млрд в год. Можно говорить о необходимости платить проценты по кредитам, по займам акционеров, по облигациям. Но разве это проблема субъекта федерации, что у концессионера нет своих денег, и ему приходится занимать? Это проблемы коммерсантов. Но нас ещё и обязывают гарантировать доход! Как будто они в бюджете области деньги размещают.

    Ещё один непрояснённый вопрос – как контролировать мусор. Его могут привезти на утилизацию и за наличный расчёт – без документов. Можно принять, переработать, заработать на вторсырье и – плюсом – получить деньги из бюджета. Потому что по документам мусора нет, а бюджет обязан компенсировать. Как исключить подобные варианты? Нам рассказывают про регионального оператора, про спутниковые маячки… Но давайте мы тогда сначала создадим оператора и поймём, во сколько он нам обходится. И оператор, и маячки должны быть включены в тариф. Это дополнительные расходы, которые приведут к удорожанию. То есть, здесь ещё не создано, а обязательства мы уже берём. Ещё нет сырья, а мы уже строим переработку. Если бы люди строили на свой страх и риск, одно дело. А в нынешней схеме обязательства предусмотрены лишь для субъекта. Даже если пустым будет стоять завод, мы должны будем ежегодно платить 2-4 млрд рублей. Я за то, чтобы закончить со свалками. Но давайте реально посчитаем и построим жизнеспособный проект. Пока нам предлагают решение без прогноза, чем оно может аукнуться области уже в ближайшие годы. Завтра локти начнём кусать, и винить будет некого, кроме себя.

    Вопросов масса, ответов до сих пор нет, и пока они не появятся, реализация проекта, на мой взгляд, невозможна. Диалог прервался, последнее моё общение с представителями концессионеров было больше 3 недель назад. Они обещали подготовить ответы, но до сих пор нет. Может, поняли, что не по Сеньке шапка?

    — Недавно Минэкономразвития отчиталось об очередном этапе областной программы поддержки инвестиционной и инновационной деятельности. С учётом новых подходов в агентстве, как изменится взаимодействие АИР и правительства в реализации. Этой программы?

    — Агентство должно стать активным участником этого плана. Но для начала хорошо бы получить адекватную оценку состояния, где мы находимся – около ноля или где-то высоко? Без этого трудно построить план дальнейшего движения. Поддерживаю губернатора, который заострил внимание на необходимости менять динамику, действовать более активно. Наши планы требуют серьёзной ревизии, потому что во многом мы живём вчерашними моделями. Здесь позиции законодательной и исполнительной власти совпадают. По поводу дискуссий вокруг концессий и технопарка говорили – вы, мол, отпугиваете инвесторов. А может, мы разбираемся и показываем инвесторам, что хорошо, а что плохо? Как выясняется, зачастую у нас происходила подмена понятий. В ревизии ничего плохого. Если бы у нас было всё хорошо, то почему не столь много инвесторов, как хотелось бы? Почему в ПЛП 13 резидентов, а не 30? Негатив для инвесторов это когда нет законов и правил. Большинство инвесторов на госбюджет не рассчитывают. Для них нужно создавать условия, хотя бы просто не мешать. А для концессионеров нужны внятные правила. АИР должен выступать мостиком между инвесторами с их проблемами и госорганами, призванными эти проблемы решать.

    — Может областная программа меняться под требования АИР, или она уже не подлежит корректировкам?

    — Безусловно, она не воспринимается как догма. Если жизнь потребует новых решений, будут изменения. Нам нужно искать инновационные идеи, а они зачастую просты. Если мы говорим о развитии сельских территорий, давайте выделим деньги на строительство и ремонт дорог в хозяйствах, которые достигают лучших результатов. Тогда у людей будет стимул. А дорога даст новый импульс для развития, позволит привлечь новые трудовые ресурсы. Не нужно тратить больше денег, достаточно правильно построить систему мотивации. Так мы сможем в рамках существующего бюджета формировать точки роста, и двигать экономику области, опираясь на них.

    — Как вы видите взаимодействие АИР и Агентства развития Сибири, коль скоро и та, и другая организации занимаются привлечением инвесторов?

    — Хотелось бы познакомиться с функционалом АРС, чтобы понимать возможные механизмы взаимодействия. Если есть кто-то ещё, готовый тянуть лямку в поиске инвестиций, можно только приветствовать. Не вижу предмета для спора, кто главнее и кто лучше. Работы непочатый край, чего тут делить? Задач хватит на всех. Есть рад вопросов, которые выходят за компетенцию субъекта и находятся в ведении федеральных министерств. Как, например, с полезными ископаемыми. Координация межсубъектных позиций по таким вопросам может только приветствоваться. Хотя в конкуренции между регионами тоже ничего плохого не вижу. Если кто-то бегает быстрей, логично, что он успевает больше. Надо либо тянуться к лидерам, либо менять команду.

    Мы конкурируем с Красноярском, с Томском. Считать, что мы одни можем претендовать на статус центра Сибири это иллюзия. Мир поменялся. Если мы будем спать, не стоит удивляться, если через 5 лет лидером станет Красноярский край. Либо Томск. А мы утратим позиции. Нужно подкреплять статус реальными делами. Сегодня мы пользуемся преимуществами, созданными в СССР – от логистических возможностей до Академгородка. Но с промышленностью непростая ситуация. Так что такое Новосибирск? Это логистика плюс АПК? А если ещё промышленность, то какая? В Новосибирске много «серийных» заводов. А конструкторские бюро остались в европейской части России. Поэтому промышленники вынуждены сами создавать технологии, заниматься маркетингом. Академгородок – это фундаментальные знания или прикладные исследования и новые технологии? Если технологии, то нужно обеспечить их разработку. Нужны лаборатории, научные центры, где новые технологии можно будет коммерциализировать. Сейчас проблема найти помещение площадью 200-300 метров с мощностями, чтобы собрать опытную установку.

    Инвестиции должны быть построены на основе инноваций. Если идеи будут рождаться и воплощаться здесь, Новосибирск сможет стать центром инновационного развития. Задача АИР – искать инвестиции в инновационные проекты, повышающие конкурентоспособность перед другими регионами. У нас есть запас по времени и человеческим ресурсам. Но если мы не создадим условий для воплощения инноваций, это значит, что мы будем обучать и готовить специалистов, а работать они будут в других регионах. Или других странах.

  • Последняя гастроль обманувшихся дольщиков

    Пятидневная голодовка покупателей квартир с улицы Тульской должна подвести черту под эпохой безответственных вложений в недвижимость. С 1 июля обманутые инвесторы без договоров долевого участия не будут пользоваться правами дольщиков.

    Демонстративная голодовка на площади Ленина вызвала очень большой интерес СМИ, причём не только новосибирских. Благодаря этому организаторы акции получили совсем не тот резонанс, на который рассчитывали. Поначалу страдающие от безысходности граждане вызывали естественное сочувствие. Особенно когда мэрия отказала им в установке палаток. Но когда подробные рассказы про обстоятельства, предшествовавшие акции протеста, появились в СМИ и соцсетях, негативные комментарии стали заметно перевешивать.

    История долгостроев на Тульской 80 и 82 тянется с 2004 года. Если бы всё было однозначно, счёт протестующих сейчас шёл бы на многие сотни. Однако в числе недовольных на сегодняшний день меньше 200 покупателей. Перелом в ситуации произошёл в 2012 году, когда достраивать объект взялась компания «Баутехник» вместе с подрядчиком – компанией «СтройЦентр». Которая также начала продавать квартиры на возобновлённых объектах, привлекая, таким образом, средства на достройку и зарабатывая. Долго ли, коротко ли, но «Баутехник» остался не удовлетворён работой подрядчика и расторг договор в одностороннем порядке. Сложились серьёзные подозрения, что часть денег, которую «СтройЦентр» должен был вложить в стройматериалы, оказалась выведена. В итоге заказчик не засчитал подрядчику выполнение работ. И, соответственно, не передал квартиры. Которые, в количестве почти 200 единиц, на тот момент уже были проданы «СтройЦентром» по предварительным договорам.

    В этой истории есть явные признаки мошенничества, и правоохранительные органы уже занимаются прояснением ситуации. По большому счёту, покупателям квартир всё равно, посадят кого-то или нет. Им важней, получат ли они оплаченное жильё. А ситуация, прямо скажем, патовая. Потому что в данном случае речь идёт не про обманутых, а про обманувшихся дольщиков. И общественность уже научилась чувствовать разницу.

    Речь идёт не о несчастных ипотечниках, с трудом сводящих концы с концами от взноса до взноса без своей крыши над головой. Покупая жильё в проблемном доме, у подрядчика по предварительному договору, без всяких гарантий возможности оформления права собственности, люди шли на осознанный коммерческий риск, чтобы выиграть на экономии. В данном случае получить премию за риск не получилось. Ставка не сыграла. Проблемная схема с жильём в проблемном доме принесла проблемы – ну кто бы мог подумать, что случится такой неприятный сюрприз? Во всяком случае, у тех, кто должен был подумать, разум оказался занят чем-то другим. Возможно, расчётом возможной выгоды на вложенные высоко рискованные инвестиции.

    Как бы там ни было, единственным шансом получить права на жильё у покупателей «СтройЦентра» было и остаётся заключение договоров долевого участия. «Баутехник» квартиры просто так передать не может, потому что иначе ему придётся обмануть законных покупателей, права которых уже защищены ДДУ. Понимая слабость своих позиций, проблемные дольщики с Тульской решили, что искать выход из ситуации должна власть. Чиновники вошли в диалог, но однозначно дали понять: единственный выход – добиваться оформления ДДУ. После чего дольщики стали шантажировать областное правительство и мэрию голодовкой. По сути, призывая компенсировать свои риски за счёт области и города.

    В первых комментариях участники акции попытались откровенно взять власть на понт. Журналистам заявили, будто губернатор отказывается встречаться с протестующими. Владимир Городецкий отреагировал очень оперативно: по его словам, это как раз голодающие отказывались от встреч. Нюанс в том, что губернатор хотел собрать вместе всех дольщиков с Тульской. Тогда инициаторы голодовки оказались бы в явном меньшинстве против тех, кто покупал квартиры у застройщика по договорам ДДУ.

    Большинство комментариев в СМИ, как от экспертов рынка, так и от обычных граждан сводились к тому, что в 2017 году в Новосибирске на фоне всех историй с проблемными долгостроями уже не надо прикидываться такими наивными и требовать решить проблему своих проигранных капиталов за счёт бюджета. Помимо информационного фона, свою роль сыграла и жёсткая позиция власти – вести переговорный процесс не на улице и в строгом соответствии с законом, который, увы, не на стороне обманувшихся дольщиков. К вечеру пятого дня последние представители протестующих с Тульской покинули площадь Ленина. Дальше события будут развиваться в рамках деятельности рабочей группы, созданной при областном министерстве строительства.

    Вряд ли на этом будет поставлена точка в истории акций протеста дольщиков. Но значительные изменения всё же должны произойти. С 1 июля в силу вступят изменения федерального законодательства, по которым покупатели жилья без ДДУ фактически останутся без гарантий защиты и вольны будут пенять исключительно на самих себя. Зато интересы добросовестных покупателей по договорам долевого участия будут защищены новыми механизмами, страхующими от банкротства строительных компаний, что может снизить политизацию проблемы.

  • Алексей Викторович выбрал стезю Александра Наумовича

    Представитель третьего поколения семьи Толоконских получил руководящий пост в новосибирской власти. Сын бывшего мэра, губернатора и полпреда строит карьеру вопреки выбору родителей.

    На этой неделе Александр Александрович Солодкин, в прошлом вице-мэр и депутат, получил условно-досрочное освобождение. Он был осуждён вместе с отцом Александром Наумовичем Солодкиным, возглавлявшим городской и областной спорткомитет, за участие в деятельности организованной преступной группировки Александра Трунова. Наверняка этот опыт членов семьи Солодкиных не вдохновляет Алексея Толоконского. Но до того, как над друзьями Виктора Толоконского сгустились тучи, они производили своими спортивными и околоспортивными тусовками самое приятное впечатление на сына новосибирского губернатора.

    Родители хотели, чтобы сын поддержал одну из семейных профессий – получил медицинское образование, как мать и сестра. Алексей Викторович подчинился, и даже некоторое время поработал в здравоохранении. Но его слишком сильно тянуло к спорту. Поэтому самых заметных (по состоянию на сегодняшний день) успехов Толоконский-младший добился на посту президента мини-футбольного клуба «Сибиряк».

    Совет попечителей клуба возглавляет Андрей Филичев, работавший заместителем Толоконского-старшего в новосибирской обладминистрации и полпредстве. Но спонсоры скидывались на поддержку «Сибиряка» из уважения к Виктору Александровичу. И вне контекста фигуры отца сегодня невозможно оценивать назначение сына начальником управления физкультуры и спорта мэрии.

    Движение началось прошлой весной: бывший глава управления Сергей Ахапов ушёл в областное правительство, и в начале марта мэр убедил занять его пост Марину Курносову, ранее работавшую заместителем начальника. Было понятно, что назначение временное. За полгода до парламентских выборов Анатолий Локоть не хотел отдавать значимое в социально-политическом плане управление в руки той или иной группы влияния. Хотя некоторые источники ЦДЖ утверждали, будто уже решён вопрос с назначением Александра Тарасова, председателя комиссии по культуре, спорту, молодёжной политике и международным отношениям горсовета. Но мэр сделал ставку на профильного специалиста в лице Курносовой. А сейчас, выиграв время, сделал неожиданный кадровый ход, выдвинув Алексея Толоконского.

    В политических кругах Новосибирска Виктор Толоконский считается автором победы Локтя и незримым покровителем мэра. Считается, что Виктор Александрович поддерживает губернаторские амбиции Анатолия Евгеньевича и даже обещает ему защиту против прессинга Кремля, если придётся вступить в схватку с выдвиженцем Москвы. Можно было бы закруглить тему, увидев в назначении Алексея Викторовича проявление связки Толоконский-Локоть. Но не так-то всё просто.

    Поддержка со стороны Толоконского-старшего это не только возможность, но и риск. Потому что некоторые кураторы Новосибирской области со времён Василия Юрченко убеждены, что все неурядицы в регионе связаны с вмешательством Виктора Александровича не в свои дела. Даже отсыл в Красноярск не смог отучить Толоконского комментировать события в Новосибирске, как в своей родовой вотчине. Зачем Локтю провоцировать противников Толоконского? Разумного ответа не видно.

    Эксперты ЦДЖ считают, что в данном случае Локоть выбрал не разумом, а сердцем, будто поддавшись на призывы имиджмейкеров Ельцина из далёкого 1996-го. У Анатолия Евгеньевича сложились собственные – прямые – взаимоотношения с Алексеем Викторовичем. Успешный опыт Толоконского-младшего на поприще президента «Сибиряка» позволил мэру назначить его начальником всея городского спорта, заполнив важную вакансию симпатичным, понятным и вменяемым персонажем.

    А для Алексея Викторовича начинается самое сложное. Управление физкультуры и спорта это не уютный «Сибиряк», где можно без шума, пыли и пристального внимания общественности заниматься селекцией игроков на деньги преданных спонсоров. Здесь выбор простой: отсиживаться или воевать. Как воюет, например, непосредственный начальник Алексея Викторовича, руководитель департамента культуры, спорта и молодёжной политики Анна Терешкова. Горспорт это тьма спортивных школ, секций и разнообразной инфраструктуры, поглощающей бюджетные средства с эффектом разной степени сомнительности. Но за каждой строчкой стоят люди, привыкшие получать и осваивать. Добиваться перемен в такой системе очень сложно. И если браться за дело по серьёзному, Алексею Викторовичу понадобится полномасштабная поддержка не только Анатолия Евгеньевича, но, возможно, и Виктора Александровича. В конце концов, сын хоть и ослушался родителей, свернув с медицинской стези, но поддержал традицию, поступив на муниципальную службу вслед за отцом и дедом.

  • Дело против основателя «Тиона» вдохновит бизнесменов переоценить репутацию

    Может ли репутация спасти бизнесмена от тюрьмы? Развитие событий вокруг ареста основателя новосибирской компании «Тион» Дмитрия Трубицына способно обнадёжить предпринимателей.

    По сведениям ЦДЖ, на «Прямую линию с Владимиром Путиным», состоявшуюся 15 июня, было отправлено огромное количество вопросов про судьбу Трубицына, в частности, и перспектив инновационного бизнеса в России, в целом. В интернете идёт сбор подписей под обращением к Президенту. Арест бизнесмена стал одним из поводов обобщить частную проблему. Буквально за неделю о Трубицине, «Тионе» и конкуренции на рынке воздухоочистителей узнали в масштабе страны.

    «Тион» – один из успешных резидентов новосибирского Академпарка. Компания производит и поставляет в учреждения здравоохранения по всей стране приборы для очистки воздуха. Два года назад компания изменила состав комплектующих, что дало повод для наезда Росздравнадзора, а теперь и для уголовного дела, возбуждённого по экзотической статье УК за производство и сбыт незарегистрированных медицинских изделий, совершенные в крупном размере группой лиц по предварительному сговору. Наказание – заключение до 8 лет. Статью разрабатывали для борьбы с фальсификатами на рынке лекарств. Общественность, заступающаяся за Трубицына, убеждена, что в данном случае статья используется как инструмент в нечистоплотной конкурентной борьбе. С очень толстыми намёками на московскую компанию «Поток», в которой отвергают какую-либо связь с делом.

    На самом деле непосвящённому трудно разобраться технически в деталях истории. «Тион» действительно изменил конструктив изделий, повлиявший на снижение себестоимости, и формально у государственных органов могут быть основания наказать компанию и её руководителей. То, что потребители продукции не жалуются, это не убойный аргумент. Ведь можно предположить, что главврачи не очень хорошо разбираются в технике, и их обманули. Подобных уголовных дел в стране возбуждается то десятки, то сотни тысяч, и предпринимателям непросто оправдываться. Даже если дело не доходит до суда, в большинстве случаев арест руководства приводит к параличу и развалу бизнеса.

    Дело Трубицына пока выделяется из этого печального ряда благодаря общественному резонансу. В выходной день 10 июня в Советский районный суд, где решался вопрос о выборе меры пресечения для предпринимателя, пришла, будто, половина Академгородка. Огромное количество известных поручителей произвело впечатление. Суд отправил создателя «Тиона» под домашний арест на два месяца. Можно считать это промежуточной победой защиты предпринимателя. В подобных обстоятельствах другой бизнесмен на его месте заехал бы в СИЗО.

    Резонанс объясняется репутацией Трубицына. Дмитрий олицетворяет успешный, социально ориентированный, инновационный, патриотичный бизнес для многих предпринимателей и учёных не только из Сибири, но и из других регионов, и из-за рубежа. Это не пафосные слова. Бизнес «Тиона» успешно развивается более 10 лет. Компания занимается собственными разработками, совершенствуя ранее достигнутые результаты. Работает в белую, участвует в благотворительности. И всё это Трубицын делает в России, хотя давно мог бы уехать. Именно этот момент больше всего сейчас будоражит инновационную среду: воспринимать ли дело против «Тиона» как чёткий сигнал, что пора валить?

    Нельзя сказать, что общественное мнение однозначно на стороне Трубицина. Среди общественников и политиков немало скептически относящихся к инновациям. Силовые органы регулярно дают поводы подозревать, что инновации и мошенничество близки друг к другу. Уголовным делам против топ-менеджеров Сколково и «Роснано» рукоплескала часть общественников-охранителей, стоящих на патриотических позициях. Государство призывает поддерживать, холить и лелеять инновационный бизнес, но лишь одной рукой. А другой – держать весь бизнес в ежовых рукавицах, без оглядки на инновации. По всем признакам, похоже, что вторая рука главней. Может ли репутация бизнесмена заставить силовиков разжать кулак? Делать выводы на основе дела Трубицина пока преждевременно. Домашний арест может обнадёжить бизнесменов. Глядишь, под напором общественности в августе под подписку о невыезде отпустят. Значит, репутация может сослужить добрую службу. Но на ровном месте она не возьмётся, и купить её нельзя.

  • Сайт ЦДЖ дебютировал в новосибирском рейтинге ТОП-20 компании «Медиалогия»

    На этой неделе московская компания «Медиалогия» опубликовала рейтинг медиаресурсов Новосибирской области за I квартал 2017 года. Сайт Информационно-аналитического агентства «Центр деловой жизни» svodka-nso.ru впервые представлен в рейтинге. «Основным информационным продуктом ЦДЖ остаётся еженедельная Сводка по индивидуальной почтовой рассылке. Но мы рады, что «Медиалогия» отметила мероприятия по продвижению сайта агентства, стартовавшие в этом году», — комментирует директор «Центра деловой жизни» Андрей Кузнецов.

    Сайт ЦДЖ дебютировал в рейтинге с показателями, близкими к деловым изданиям «Коммерсант-Новосибирск», «КС-онлайн» и к популярной «Комсомольской правде».

    «Медиалогия» – независимая, не имеющая медиа активов, исследовательская компания на базе информационных технологий, специализирующаяся на анализе СМИ в реальном времени.

    В медиарейтинг вошли СМИ Новосибирской области, специализированные СМИ при подсчете не учитывались. Основой для построения рейтинга стал Индекс Цитируемости (ИЦ) «Медиалогии». Рейтинг построен на основе базы СМИ системы «Медиалогия», включающей порядка 41 200 наиболее влиятельных источников: ТВ, радио, газеты, журналы, информационные агентства, Интернет-СМИ. Период исследования: 1 января – 31 марта 2017 года.

    Индекс Цитируемости – интегральный медиапоказатель, учитывающий количество ссылок на источник информации в других СМИ и влиятельность источника, опубликовавшего ссылку. Влиятельность источника рассчитывается на момент
    публикации ссылки.

    Место в рейтинге СМИ Категория ИЦ
    1 Ngs.ru Интернет 142,54
    2 Tayga.info Интернет 75,71
    3 Flashsiberia Информагентство 59,02
    4 Nsknews.info Интернет 44,11
    5 Sib.fm Интернет 25,83
    6 Vn.ru Интернет 23,42
    7 Sibkray.ru Интернет 20,36
    8 ГТРК Новосибирск ТВ 19,12
    9 Sibnet.ru Интернет 17,97
    10 Курьер.Среда.Бердск Газета 17,81
    11 Континент Сибирь Газета 14,01
    12 Ndn.info Интернет 7,50
    13 Комсомольская правда – Новосибирск Газета 5,82
    14 Коммерсантъ - Новосибирск Газета 5,70
    15 Ksonline.ru Интернет 5,41
    16 top54.city Интернет 4,96
    17 Svodka-nso.ru Интернет 4,82
    18 Berdsk-online.ru Интернет 4,75
    19 Телеканал ОТС ТВ 3,41
    20 Kurer-sreda.ru Интернет 2,87